?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Все в Греции – горы, реки, море, равнины, – «очеловечивается» и говорит с человеком почти человеческим языком. Все это не давит, не угнетает человека, но становится его другом и помощником в созидании. Смутный, нечленораздельный клич Востока, проходя сквозь свет Греции, обретает четкость, очеловечивается, становится Логосом-Словом. Эллада – это фильтр, посредством упорной борьбы претворяющий грубое животное в человека, восточное рабство – в свободу, варварское опьянение – в трезвое размышление. Дать лик безликому, меру – безмерному, уравновешивая сталкивающиеся друг с другом слепые силы, – вот какова миссия многострадальной земли и моря, имя которым – Греция.

Истинное наслаждение и сокровище великое – путешествовать по Греции. Греческая земля так обильно полита слезами, потом и кровью, греческие горы столько раз становились свидетелями борьбы человеческой, что сама уже мысль о том, как эти горы и эти берега становились сценой, на которой была сыграна драма судьбы белой расы, вызывает содрогание. Была сыграна судьба человека. Несомненно, где-то здесь, на этих берегах столь изящных и игривых, свершилось чудо превращения животного в человека.

Этот отрывок из путевых заметок Казандзакиса в переводе Олега Цыбенко я где-то около года назад обнаружил в Интернете, когда собирал необходимые мне материалы о творчестве греческого писателя. Отрывок этот размещен на страничке Олега Цыбенко в рамках конкурса «Музыка перевода», который уже не первый год проводится бюро переводов Itrex, что подало мне идею тоже заявиться в этом году со своими «Братоубийцами». В итоге, мой перевод, фрагмент первой главы «Братоубийц», был специально отмечен как лучший с новогреческого - наверное, максимально возможный результат в данных условиях, так как претендовать на главные призы с языком, который знаком буквально горстке людей, тогда как абсолютное большинство из членов жюри и других участников просто лишено возможности отследить адекватность перевода, было бы несколько самонадеянно.

Впрочем, главным своим достижением я считаю совсем не это – мой вклад в популяризацию творчества Казандзакиса на этом конкурсе весьма лестно оценил Олег Цыбенко – человек, в своё время осуществивший прямые переводы наиболее известных произведений Никоса Казандзакиса, т.е. непосредственно с новогреческого, что не могло не оказать влияния и на мой подход к переводам греческого классика, так как я впервые познакомился с его творчеством именно через призму переводов О.Цыбенко. Пожалуй, лучшего свидетельства того, что я в своих переводах иду верным путём, и быть не может. Сам Олег является неоднократным лауреатом этого конкурса, а в нынешнем году был отмечен в области перевода с древнегреческого. Всем, интересующимся греческой, да и просто хорошей литературой, рекомендую посетить его конкурсную страничку (http://konkurs.itrex.ru/competitor/99), где можно ознакомиться с его переводами Казандзакиса, Кавафиса, Сефериса других классиков как новогреческой, так и мировой литературы.

И несколько слов по поводу завершившегося конкурса.

Конкурс этот является неплохой возможностью для начинающих переводчиков посмотреть на свои работы со стороны. В этом, пожалуй, его единственный плюс. Удачная, вроде бы, некоммерческая идея всё равно на деле оказывается не такой, какой наверно планировалась – большое количество действительно сильных работ просто тонут в вале абсолютно блеклых. Связано это исключительно с активностью участников, т.е. для того чтобы твою работу отметили, нужно приложить массу усилий чисто тусовочного характера – активно участвовать в любых локальных дискуссиях, просить для поддержки своей работы регистрироваться всех имеющихся друзей-знакомых, что может быть интересно далеко не каждому. Лично я не нашел для себя в большинстве из тех работ, что получили максимально высокие оценки, чего-то интересного – как правило, это тексты без всякой динамики, с довольно скупыми описаниями и диалогами, не «цепляющие» абсолютно. Возможно, выбор именно таких ровных фрагментов обусловлен страхом перед разного рода редакторами, коих на форуме конкурса представлено немало и которые в состоянии посредством весьма спорной процедуры оценки выбить любую работу за пределы первой сотни рейтинга. Любому начинающему стоит быть готовым и к общению с, прямо скажем, тяжело неадекватными персонажами, ведущими диалог с собеседником в традиционном для Рунета ключе – относясь к нему как к человеку, заведомо глупее себя. Невооруженным глазом видно и наличие неких клик, вытаскивающих друг друга в лидеры и накручивающих баллы – словом, всё как и в реальной жизни, потому всерьёз относиться к итоговым результатам потенциальному участнику всё-таки не стоит, но попробовать свои силы - можно. Лично я благодарен устроителям за толику внимания к моей скромной персоне, но впредь от участия воздержусь – речь тут, естественно, не о каком-то высокомерии; просто тексты Казандзакиса – не всегда гладкие, непричёсанные и часто спорные – не слишком уместны в таких выхолощенных рамках и вряд ли будут читаться другими конкурсантами. Моя же цель, заявленная ещё в первом посте, популяризация работ греческого классика.

В заключение приведу несколько фрагментов перевода Олега Цыбенко. В частности, концовку приведённого в начале этого поста отрывка под названием «Паломничество в Грецию». Хочу обратить внимание на подлинную сложность текста, который в рамках конкурса не получил ни единого (!!!) комментария.

Исполнение некоей таинственной миссии и особая ответственность присущи не только географическому, но и психологическому положению Греции: два потока несмолкаемых сталкиваются друг с другом на ее землях и в волнах ее морей. Вот почему Греция всегда была некоей географически и психологически непрестанно мятущейся точкой. Это роковое положение стало основополагающим в судьбах Греции и всего мира. Я созерцал, вдыхал, осязал Грецию, в одиночестве странствуя пешком с масличным посохом в руке и котомкой за спиной. И по мере того, как Греция проникала внутрь меня, я все глубже ощущал, что таинственная сущность греческой земли и греческого моря есть музыка. Оставаясь все тем же, греческий пейзаж с каждым мгновением слегка меняется, пребывая в колыхании своей красоты и непрестанного обновления. Он обладает глубоким внутренним единством и в то же время непрестанно обновляющимся разнообразием. Разве не такой ритм определяет и древнегреческое искусство, которое родилось, созерцая, любя, чувствуя и запечатлевая окружающий видимый мир? Посмотрите на произведение великой эпохи греческой классики: оно не неподвижно, оно проникнуто незримым трепетом жизни и играет, словно крылья сокола, парящего высоко в небе и кажущегося неподвижным. Так вот живет в незримом движении и античная статуя, – продолжая традицию, подготовляя последующее развитие искусства, она на какое-то бессмертное мгновение уравновешивает трехмерное течение времени.

Так для грека путешествие по Греции роковым образом превращается в мучительный поиск своего долга. Как нам стать достойными наших предков, как продолжить, не посрамив их, традиции нашего народа? Суровая, не знающая успокоения ответственность ложится на твои плечи и на плечи всех живых греков. Имена обладают неодолимой волшебной силой: каждый, кто родился в Греции, обязан продолжать вечную греческую легенду.

У нас, греков, греческий пейзаж не вызывает некоего бескорыстного трепета восхищения красотой. Каждый пейзаж обладает именем, которое пробуждает то или иное воспоминание – Марафон, Саламин, Олимпия, Фермопилы, Мистра: здесь мы испытали позор, а там стяжали славу, и пейзаж сразу же превращается в многострадальную, полную превратностей Историю, и волнение охватывает душу паломника-грека. С каждым греческим пейзажем связано столько счастья и горя, имевших мировой резонанс, столько борьбы человеческой, что он оказался вознесен до сурового урока, избежать которого невозможно: он стал кличем и долг наш внимать ему.

Круг замкнулся. Греция заполнила мой взор. Разум мой, так мне кажется, созрел за эти три месяца. Какую добычу взял я в этом духовном походе? Думаю, вот какую: я увидел яснее историческую миссию Греции между Востоком и Западом. Я увидел, что величайший подвиг ее состоит не в красоте, а в борьбе за свободу. Я глубже прочувствовал трагическую судьбу Греции и то, сколь тяжек долг грека.

Думаю, что после паломничества в Грецию я созрел и был готов вступить в возраст мужа, и не Красота вела меня в общество мужей, но Ответственность.

А это – фрагменты перевода 28-й главы «Отчёта перед Эль Греко»

В самый решающий час моей жизни, когда юноша из множества возможностей выбирает единственную, с которой соединяет свою судьбу, вступая в возраст зрелого мужа, в этот самый решающий час три критские истории спасли, – даже не спасли, а попытались спасти, – мою душу. Возможно, они могут спасти и другие души, а потому позвольте рассказать о них. Они очень простые, с толстой деревенской скорлупой, тот, кто сможет разбить эту скорлупу, трижды вкусит львиного мозга.

1. Один пастух из Аногии, сурового селения на скалистых склонах Псилорита, слушал от односельчан невероятные чудеса о Мегало Кастро. В этом городе есть якобы все блага мирские и притом – сколько душе угодно: соленой трески – навалом, сардин и копченой селедки – бочками, одни лавки забиты сапогами, в других продают грудами ружья, кинжалы, ножи и порох, еще в других выпекают каждое утро множество белого хлеба и булок. А как наступит вечер, есть там женщины, которые, если их потрогать, не норовят убить, как критянки, и тело у них – белое и вкусное, как булочка.

Наслушался пастух про все эти чудеса, потекли у него слюнки, и Мегало Кастро предстало в воображении его критским раем, где водится в изобилии соленая треска, ружья и женщины. Слушал он, слушал, и вот однажды в полдень не вытерпел, затянул потуже свой широкий пояс, повесил через плечо самую нарядную разукрашенную сумку, взял пастушеский посох и спустился с Псилорита. Через несколько часов показалось Мегало Кастро. Был еще день, и городские ворота были открыты. Пастух остановился в воротах, – всего один шаг отделял его от рая. И вдруг душа его встрепенулась. Словно почувствовала душа его, что овладело ею желание и что не распоряжалась она уже собой полностью как тогда, когда была она свободною. И устыдилась душа. Нахмурился критянин: честолюбие восстало в нем.

– Захочу – войду, захочу – не войду, – сказал он. – Не войду!

Повернулся он к Кастро спиной и отправился обратно в горы.

….

3. И еще одна история, последняя.

Близился рассвет дня Воскресения Христова. В критских горах священник Кафатос спешил из одного села в другое, воскрешая Христа. Спешил он потому, что сел было много, а священник только один, и он должен был успеть совершить Воскресение до рассвета. Затянув пояс, в тяжелой ризе и с Евангелием в серебряной оправе, он пролазил всю святую ночь по горам, едва успевая перевести дыхание, – прибегал в одно село, творил воскресение и тут же, высунув язык, бросался в другое.

В последнем, вклинившемся между скал селении крестьяне собрались с зажженными лампадками в церквушке, украсив ее двери и иконы принесенными от ручья ветвями лавра и мирта. В руках у них были свечи, и они ждали Великого Слова, чтобы зажечь их.

И вот в тишине послышался шум осыпавшихся камней, словно лошадь торопливо взбиралась по склону.

– Идет! Идет!

Все устремились наружу. Восток уже розовел, небо улыбалось. Послышалось тяжелое дыхание, радостно залаяли пастушьи псы. И вдруг из-за кудрявого дуба выскочил с грудью нараспашку, весь в поту, разгоряченный спешкой, возбужденный от множества уже совершенных воскрешений Христа, черный, приземистый, с растрепанными волосами старый поп Кафатос.

В это мгновение из-за горной вершины появилось солнце. Священник одним прыжком очутился перед крестьянами, раскрыл объятия и закричал:

– Христос воскреснулся, ребята!

Знакомое затертое слово «воскрес» вдруг показалось ему маленьким, щупленьким, дряблым, не способным вместить в себя Великую Весть. Слово расширилось и окрепло в устах священника. Лингвистические законы изогнулись, сломались, следуя порыву души, и возникли новые законы. Так, сотворив новое слово, старый критянин впервые в то утро почувствовал, что воистину воскресил Христа во весь его огромный рост.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
(Anonymous)
Dec. 29th, 2013 01:03 pm (UTC)
Поздравляю! Рада, что жюри отметило Вашу отличную работу. А я за Вас голосовала :)
И, между прочим, второй отрывок из Братоубийц, который Вы представили на конкурс ("письмо дяди Венизелоса"), не менее интересный. Наверное, жюри выбрало первый, потому что второй текст немного провокационный, что ли.
kapetan_zorbas
Dec. 29th, 2013 01:47 pm (UTC)
Спасибо за голос и внимание к тексту, кем бы Вы ни были.
Да, этот фрагмент 7-й главы, повторюсь, вообще мой любимый в романе.
Дядю, правда, звали Велиссариос, но эта Ваша оговорка пришлась мне по вкусу ))))
( 2 comments — Leave a comment )

Profile

kapetan_zorbas
kapetan_zorbas

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner