?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вскоре после того нашего спора мне приснился отвратительный сон. Передо мною был высокий холм, и на вершине некое затейливое сооружение – не то дворец, не то храм – в архитектуре которого смешались все стили и эпохи: тут были и дорические колонны, и стеклянный купол в форме пирамиды, и какие-то стальные конструкции по бокам. У подножья холма собрались толпы людей – сплошная шевелящаяся масса. Перед храмом была полукруглая терраса, похожая на сцену или эстраду, на нее из внутренних покоев выходил то один, то другой оратор, и толпа разражалась восторженными криками и рукоплесканиями. «Присоединяйтесь», – шепнул мне чей-то голос в самое ухо, и в следующий миг я очутился внутри причудливого сооружения. Там, в большой зале, шел пир, за столом сидели люди в лавровых венках и величественных тогах, они походили на богов-олимпийцев; перед каждым стоял кувшин и бокал; они наливали себе из кувшинов какую-то дымящуюся жидкость в бокалы и с наслаждением пили. Время от времени они, я заметил, с беспокойством и даже некоторым страхом заглядывали в свои кувшины. «Ну, что?» – спрашивал сосед. – «Испаряется!» – и человек в тоге спешил на террасу и оттуда произносил речь под одобрительный рев толпы. Все эти люди были нарумянены и напомажены, у каждого было зеркальце с серебряной ручкой; они смотрелись в свои зеркальца и спрашивали друг друга: «Как я выгляжу?» – «О, вы выглядите прекрасно! А я?» – «Просто великолепно». – И тогда они успокаивались.

Высокий крупный мужчина, похожий на римского сенатора, пригласил меня к столу и подвинул кувшин, я тоже заглянул внутрь – там было на донышке. Странное гостеприимство. Увидев мое недоумение, они засмеялись, а сенатор сказал мне: «Это нужно заслужить».

«Кто вы?» – спросил я.

«Мы – властители умов, носители истины», – с гордостью сказали они.

«Ученые?»

Они расхохотались: «Фу, как вульгарно, какая скука!»

«Но, чтобы владеть умами, вам, должно быть, пришлось изучить множество наук?»

Казалось, их вот-вот стошнит – так они скривились.

«Нам не нужны науки, – сказал мой сенатор, – ибо мы ловим идеи из воздушного эфира. Мы избранные».

«Избранные, избранные!» – зашумели все за столом и подняли свои бокалы, чокнулись, выпили; лица их выражали блаженство.

«Мы – идеологи, мечтатели, поэты, – пояснил сенатор. – Мы – интеллектуалы, цвет своих наций, лучшие из лучших».

Он подвел меня к высокому стрельчатому окну: «Смотрите, вон там, справа, целый народ жаждет напасть на соседей. Они хотели бы перерезать соседям глотки и отнять котлы с мясом, но пока что немного стесняются. И вот, один из нас, избранных, дарит им надежду: «Вы молоды и сильны, вы мужественны, прекрасны телом и душой, но история была к вам несправедлива, другие народы обманывали вас, простодушных, терпеливых, – и вот вы голодны, а ваши соседи, эти старые растленные ничтожества, процветают. Да, мои герои, вы вправе зарезать их и наконец насытиться. Вперед – за вами будущее».

Он взял меня за руку: «Слышите, как они ревут в восторге? А теперь глядите сюда – мой кувшин полон. Это напиток избранных. Мы даем толпе то, чего она хочет, а она, в свою очередь дает нам то, что составляет смысл нашей жизни, и без чего мы увядаем. Славу, друг мой, славу».

«Да вы мошенники!» – воскликнул я.

«О, нет. Стоит нам поймать флюид идеи – неважно какой – мы проникаемся им и свято верим во все, что внушаем толпе. Они возненавидели инородцев – и мы поём о патриотизме, они возжелали добра ближнего – мы поём справедливость. Мы дарим им то, чего требуют их ненасытные души, а они требуют не просто оправдания бесчинств, но обожествления. Ибо, когда ими овладевает зависть, а с нею жажда грабежа и убийства, одновременно в глубине их душ поселяется страх, и, разрываясь меж двух противоположных чувств, они страдают. А мы освобождаем их от страданий. Мы говорим: не грабежа вы жаждете, а равенства, не убийства, а святой мести вашим мучителям. И, счастливые, они славят нас как богов».

Сидящие за столом олимпийцы, подновив краску на лицах, поочередно выходили на террасу и произносили речи, а потом, жмурясь от удовольствия, пили из кувшинов. Иногда кто-нибудь напряженно вслушивался, оповещал всех: «Ветер сменился», и тогда они бежали переодеваться, меняя черную тогу на красную или желтую, или голубую. Мой сенатор тоже вздернул палец вверх и вышел в соседнюю комнату. Я двинулся за ним, он открыл сундук, стал в нем рыться, вытащил какое-то одеяние и сбросил тогу. О, боги! широкие плечи, грудь атлета – все было накладное, под одеждой прятался щуплый человечек, волосатый, как обезьянка. Он быстро переоделся, подкрасил лицо и спросил меня: «Как я выгляжу?» И я ответил: «Прекрасно. Вы выглядите прекрасно», – ибо, как я уже понял, ничего другого здесь никогда не говорят.

«Ну, я пошел», – он махнул мне рукой и отправился на террасу; толпа приветственно взвыла.

Я вновь уселся за стол. Мой кувшин был пуст. «Ну, что же вы? – закивали олимпийцы. – Идите к ним, ступайте за своей порцией. Ступайте, вы же один из нас, один из нас!»

До меня доносился голос сенатора; он ревел в толпу: «Вы себе не принадлежите, вами овладели стихии, великий порыв эпохи, великий клич ее!» Черт возьми, это было что-то неприятно-знакомое, пугающе знакомое. А он уже сидел рядом со мной и вещал: «Вот так мы ведем их за собою».

«Куда?» – спросил я.

«Кто может знать? – он развел руками. – Это замкнутый круг: мы ловим флюиды толпы, придаем желаниям духовный смысл и посылаем свою оду обратно в толпу. Но тут нужно быть очень чутким – стоит ошибиться и спеть несвоевременную оду, как тебя побьют камнями».

«И что, у вас нет никакого тайного знания? Сокровенного, для избранных?»

«Есть, – хором сказали они торжественно. – У нас есть сокровенное знание».

«В чем оно? Каково оно? – взволновался я. – Посвятите меня в свою тайну!»

«Ковчежец, ковчежец, покажите ему ковчежец!» – они обступили меня и потащили в тайную комнату, в святая святых, и сенатор достал из ниши небольшой инкрустированный перламутром ларчик, а все они застыли вокруг в таком благоговении, что даже боялись дышать. «Вот наша тайна!» – сказал сенатор с гордой счастливой улыбкой и открыл крышку ларчика.

Я заглянул внутрь. Там лежали: воронья лапка, несколько битых цветных стеклышек, игрушечная дудка и козий помет.

И тут я проснулся.

Путешественник и сирены

Елена Колмовская – автор романов «Белый крест» (2008) и «Симфония гибели» (2010) о судьбах русского офицерства и интеллигенции в эпоху революции и гражданской войны. При всем многообразии прозвучавших мнений, в одном и читатели, и литературные критики были единодушны: историческая достоверность и психологическая убедительность обоих романов позволяет буквально погрузиться в атмосферу прошлого.

Новый роман Е.Колмовской «Путешественник и Сирены» охватывает более широкие культурные пласты. Вполне отвечающий определению «интеллектуальный», роман при этом имеет почти детективную завязку:

В начале 50-х г.г. XX-го века известный греческий писатель и поэт Костас Менегакис в своем доме на Крите работает над книгой, но вдохновенный труд прерывается с получением странного анонимного послания – это, фактически, обвинение в интеллектуальной безответ­ственности и лживости. Оскорбленный и встревоженный, писатель пытается разгадать, кто и с какой целью нанес ему удар.

В своей памяти Костас, некогда поклонник и Ленина и Муссолини, воскрешает путешествия по СССР и Европе в 20-30-е годы. Чем обернулись в реальной жизни его духовные поиски, и какова мера ответственности за добровольную, сознательную слепоту?

Эрудированный читатель узнает во многих персонажах романа известных деятелей мировой литературы – их образы лишь слегка шаржированы. В основу книги положен ряд реальных событий из жизни Никоса Казандзакиса, перу которого принадлежит знаменитый «Грек Зорба» и скандальное «Последнее Искушение».

Автором использовались уникальные зарубежные источники, не переводившиеся в России.

Взгляды главного героя романа далеки от гуманистических и способны вызвать у читателя острое неприятие – однако, они весьма характерны для своего времени. Ныне эти опасные взгляды вновь становятся популярными.

Роман «Путешественник и Сирены» можно приобрести в крупнейших книжных магазинах Москвы, Интернет-магазине Ozon.ru или непосредственно у издательства «Спутник Плюс» (http://www.sputnikplus.ru/).

Profile

kapetan_zorbas
kapetan_zorbas

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner