?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Не найти в мировой литературе больших антиподов, чем Казандзакис и Джойс: первый – классицист, презирающий стилистические игры, автор романов и пьес о «рыцарях духа», т.е. самых известных персонажах мировой истории, всякий раз придававших новый толчок развитию человечества; второй – модернист, одержимый созданием нового языка, разложивший буквально на молекулы все современные ему литературные стили, во всех своих работах воспевавший простого обывателя, полностью игнорируя, а то и высмеивая, вышеупомянутых «двигателей истории». Однако в мировой литературе нашелся-таки сюжет, равно увлекший обоих антагонистов, что на его основе возвели самые свои масштабные произведения. Эта заметка посвящена двум поистине монументальным трактовкам монументальной же гомеровской «Одиссеи», предпринятым в ХХ веке двумя крупнейшими и диаметрально противоположными в выборе изобразительных средств писателями.

Для начала попробую обозначить связь между Джойсом и Казандзакисом. Понятно, первый наверняка даже и не слыхал о втором, поскольку европейская известность пришла к Казандзакису после Второй Мировой войны, когда Джойс уже умер. А вот насколько Джойс мог повлиять на Казандзакиса – вопрос любопытный. С одной стороны, Казандзакис нигде и словом не обмолвливается о Джойсе, ни в одной из своих публицистических заметок, ни в письмах. С другой, «Улисс» в законченном виде выходит в 1922-м году, принеся его автору всеевропейскую славу – имеются свидетельства о поклонниках, что просят у Джойса разрешения поцеловать руку, написавшую «Улисса» (и знаменитый ответ: «Нет-нет, она делала не только это»); а уже в 1924-м году Казандзакис приступает к написанию продолжения гомеровской эпопеи. Совпадение? Не думаю. Кроме шуток, мог ли греческий интеллектуал, подрабатывающий литературными переводами западноевропейских классиков (т.е. глубоко погруженный в литературную атмосферу своей эпохи), не прочесть крупнейший роман ХХ века, структура которого вольно обыгрывает «Одиссею» Гомера, этакое национальное греческое достояние? Мог ли не попытаться дать ответ дерзкому ирландцу, который низвёл странствия современного Одиссея до походов по пабам и борделям? Что если этот «одиссеевский» ренессанс и подтолкнул его к написанию своей эпопеи, более верной и подобающей, с его точки зрения? Здесь остается только гадать, поскольку, как я уже отмечал, Казандзакис нигде не упоминает об «Улиссе», однако лично я склоняюсь к наличию такой невидимой связи между двумя этими произведениями.

(памятник Джеймсу Джойсу в Дублине и Никосу Казандзакису на острове Эгина)

Об «Улиссе», его композиции, тематических планах, связи с Гомером и т.д. и т.п. написано целое море литературы, в том числе и русскоязычными исследователями, потому подробно останавливаться на произведении Джойса я не вижу большого смысла и сразу же перейду к практически неизвестной в России «Одиссее» Казандзакиса. Но сначала попробую кратко систематизировать основные моменты трёх этих литературных шедевров.

«Одиссея» Гомера «Улисс» Джойса «Одиссея» Казандзакиса
Дата написания
VIII век до н. э. 1914—1921 1924-1938
Язык и структура
Написана гекзаметром (шестистопным дактилем), состоит из 12 110 стихов. Позднее разделена на 24 песни, по числу букв греческого алфавита. Вершина литературы модернизма; пожалуй, лучший образец потока сознания в современной литературе; разделен на 18 эпизодов. 33 333 строк, написанных
крайне непривычным для того времени семнадцатисложным нерифмованным восьмистопным ямбом; разделена на 24 песни, по числу букв греческого алфавита.
Лексика
Употребление сложных эпитетов («быстроногий», «розовоперстая») и т.д. Джойс использует метафоры, символы, двусмысленные выражения и скрытые намёки, которые постепенно переплетаются между собой и образуют сеть, связывающую всё произведение. Использование обширного лексикона народных слов и просторечий, собранного со всей Греции и непонятного афинским интеллектуалам. Употребление сложных самоизобретенных прилагательных.
Авторский замысел
Центральным эпизодом своей поэмы Гомер выбрал пир у феаков – все предшествующие эпизоды скитаний Одиссея вмещены в его рассказ о себе на пиру. А за всем этим, то в ходе рассказа, то в пространном описании, то в беглом сравнении, проходит энциклопедия древнегреческой народной жизни – труд пахаря и кузнеца, народное собрание и суд, дом и битвы, оружие и утварь. Сегодня такие сцены могут показаться длиннотами, отвлекающими от действия, но современники Гомера ими наслаждались. Рассказ об одном дне, прожитом самым ординарным обывателем ничем не примечательного европейского городка. При этом этот день символизирует любой другой день на Земле, главные герои (Блум и Стивен) символизируют мужчину как такового, а жена Блума воплощает в себе образ всех женщин. Поэтика произведения вмещает в себя всю литературу со всеми её стилями и техниками письма. По мнению автора, наиболее полный итог его жизни и размышлений. В отличие от «Улисса» литературный стиль неизменен. Однако в 24 песнях поэмы перечисляются все политические, философские и этические концепции в истории человечества. Одиссей в своих странствиях встречает египетских фараонов и революционных лидеров (списанных с Ленина, Троцкого и Сталина), а также Фауста и Дон Кихота, Будду и Христа. С каждым он ведёт беседы, каждого сравнивает с собой, но каждого и покидает, всякий раз продолжая свой собственный путь. 
Структура
Структура поэмы: телемахия, приключения Одиссея, ностос. Сохранена гомеровская структура: телемахия, приключения Одиссея, ностос. Каждый из 18 эпизодов символизирует отдельный вид искусства, цвет (и даже орган человеческого тела), а также написан в соответствующем такому отдельному виду искусства литературном стиле. Сохранена гомеровская структура: телемахия, приключения Одиссея, ностос. Каждому из трёх блоков присуща отдельная философия. 1) Телемахия. Уровень самосознания: эго. Доминирующий характер: животность, сладострастие. Отношение к добру и злу: противники. 2) Приключения. Уровень самосознания: нация, затем человечество и вся земля. Доминирующий характер: деятельность, подвиги, интеллект. Отношение к добру и злу: союзники. 3) Ностос. Уровень самосознания: всё сущее. Доминирующий характер: печаль, спокойствие, пламя. Отношение к добру и злу: они суть одно. И по сути их даже не существует.
Образ Одиссея
Настоящий эпический герой: храбрый воин и умный военачальник, отважный мореход, искусный плотник, охотник, торговец, рачительный хозяин, сказитель. Он любящий сын, супруг и отец, но он же и любовник нимф Кирки и Калипсо. Характер героя повсеместно противоречив: он искренне переживает гибель друзей, страдания, жаждет вернуться домой, но при этом и наслаждается каждым мигом переменчивой жизни. «Улисс» – масштабный и мощный гимн среднему человеку, исполненный подлинного гуманизма.

Добродушный, чудаковатый Блум одерживает в повседневной жизни свои маленькие победы, которые автором возносятся до подлинно эпических высот – эти победы даются ему нелегко, и здесь на помощь приходят качества Улисса: ум, изобретательность, человечность.
Блум – обыватель, но без вульгарности. Он обаятелен, дружелюбен, порою, даже смешон; у него множество странностей: от  гастрономических пристрастий до сексуальных аппетитов (к тому же бедняга – рогоносец), а также необычных интересов и влечений. Но он обладает и удивительной душевной глубиной.
«Одиссей, - сказал писатель однажды в газетном интервью, -  это человек, который освободился от всего – от религий, философий, политических систем – который оборвал все связи. Он хочет испытать все проявления жизни, свободный от всяких планов и систем и держа в уме мысль о смерти в качестве стимула. Не делать всякое удовольствие ещё более острым, а всякий преходящий миг еще более приятным в своей быстротечности, но возбудить свой аппетит к жизни, дабы в большей степени объять и исчерпать все вещи, чтобы когда, наконец, настала смерть, ей нечего было бы отнять у него, чтобы она нашла лишь полностью растратившего себя Одиссея».
Восприятие произведения современниками
Энциклопедия древнегреческой жизни во всех её аспектах. Энциклопедия литературных стилей и приёмов. Произведение, продиктованное абсолютным нигилизмом, отчуждением, невозможностью подлинного контакта между людьми. Эстетическое произведение анархиста. Энциклопедия культурологических и цивилизационных вех в истории человечества. Произведение, продиктованное отчаянием и абсолютным нигилизмом. Политическое произведение анархиста.
***
Когда зимой 1938-го года, в возрасте пятидесяти пяти лет, Никос Казандзакис впервые
опубликовал свою «Одиссею» в Афинах, её там уже давно и с нетерпением ждали, но принята она была со смешанными чувствами. Ожидали её с 1925-го года, двенадцать лет, за которые автор написал и переработал семь полных вариантов того, что, как он надеялся, станет полным итогом его жизни и размышлений. Хотя позднее Казандзакис и осуществил перевод на современный греческий язык «Илиады» и «Одиссеи», сейчас он осмелился бросить вызов самому священному из всех поэтов -  не только тем, что фактически нарастил свой собственный эпос непосредственно на поэму Гомера, но и дал ему точно такое же название, а объем такого "сиквела" в три раза превысил объем оригинала. Казандзакис осмелился совершить эту попытку в эпоху, когда все филологи были единодушны во мнении, что невозможно более написать длинную эпическую поэму, основанную на мифе. Критиков теперь ожидал огромный том из 835 страниц, 24 песен (по числу букв в греческом алфавите) и 33 333 строк, написанных крайне непривычным для тогдашней греческой традиции семнадцатисложным нерифмованным восьмистопным ямбом. Как и «Улисс», поэма решительно порывала с традициями и содержала немало лингвистических новшеств – конечно, касательно греческого языка. Самым обескураживающим для всех афинских интеллектуалов было столкнуться с лексиконом из почти 2 тысяч слов, с которыми они оказались явно незнакомы, хотя эти слова и фразы находились в повседневном обиходе у пастухов и рыбаков из самых разных греческих регионов и островов или же содержались в народных песнях и легендах.

Тут необходимо сделать небольшое уточнение. Русскоязычному читателю может показаться странным эта шумиха вокруг языка литературного произведения – дескать, ну, написано и написано; даже если и есть какие-то лингвистические странности, то что с того? Однако в контексте греческих реалий вплоть до второй половины ХХ века то был совсем не праздный вопрос. Сразу после обретения Грецией независимости встал вопрос о том, какой язык должен стать в стране официальным. Повседневная речь за годы владычества Османской империи была, по мнению греческих интеллектуалов патриотического толка, безнадежно испорчена тюркизмами, но и вернуться к древнегреческому языку представлялось чересчур радикальным. В результате появился фактически искусственно созданный «очищенный» язык (т.н. «кафаревуса», что собственно и означает «очищенный») – некая промежуточная форма между разговорным языком широких масс (т.н. «димотикой») и языком славных предков. Сей пуризм породил проблему двуязычия, когда широкие массы, естественно, продолжали говорить на привычном для себя языке, а вот основным языком делопроизводства, образования, журналистики, научных работ и большей части литературы стала кафаревуса. Нация фактически оказалась разделенной по языковому признаку – шутка ли, перевод Библии на димотику в первой половине ХХ века вызвал огромные демонстрации и столкновения сторонников и противников пуризма, с людскими жертвами (!!!). Вот такие нешуточные страсти кипели некогда в Греции касательно лингвистических проблем. Ныне димотика всё-таки стала официальным языком страны, но в эпоху казандзакисовской «Одиссеи» вольные лингвистические эксперименты воспринимались элитой крайне неблагосклонно.
Тем не менее, даже тогда нашлось немало тех, кто превозносил книгу за то, чем она и являлась – величайшей из современных греческих поэм и шедевром современной литературы. Однако большинство критиков, столкнувшись с работой такого масштаба, неизбежно уклонялись от обсуждений ее смысла и поэтического достоинства, сосредоточившись в основном на внешних проявлениях – на странной орфографии, незнакомом поэтическом языке, отсутствии акцентуальных знаков, необычном размере и, главным образом, на ее «анти-классическом» стиле и структуре. 

Вкратце, появление «Одиссеи» Казандзакиса вызвало в греческих кругах такой же фурор, какой вызвала в англоязычных кругах публикация другого эпоса схожего размера и замысла – «Улисса» Джеймса Джойса. Оба этих произведения посвящены современному человеку в поисках души и оба в качестве отправной точки используют «Одиссею» Гомера, хотя и совершенно по-разному.

Пожалуй, единственное, что объединяет Джойса и Казандзакиса – одержимость обоих писателей образом Одиссея; однако образ этот понят ими совершенно по-разному, чуть ли не диаметрально противоположно: если у Казандзакиса Одиссей – прежде всего, титан духа и воли, то у Джойса – первый в истории человечества гуманист.

В «Отчете перед Эль-Греко» Казандзакис так описывает процесс работы над своей «Одиссеей»: «Катились чередой, ложась на бумагу, шумные, морские семнадцатисложники, и, в неподвижности пребывая, жил я подвигами и страстями Одиссея, отправившегося в великое странствие без возврата, потому как тесно стало ему на крохотном островке подле заурядной женушки и славного, добронравного сына... ... Каждая эпоха обладает своим собственным лицом. Лицо нашей эпохи свирепо: изнеженные души не смеют глянуть ей в глаза. Одиссей, плывущий по создаваемым мной семнадцатисложникам, должен смотреть в бездну именно таким взглядом – без надежды и страха, но и чуждым бесстыдству: поднявшись во весь рост на краю пропасти».

Здесь явственно слышится никогда так и не изжитое Казандзакисом ницшеанство, перекличка со знаменитыми строками Ницше: «Стройте свои города у Везувия! Посылайте свои корабли в неизведанные моря! Живите, воюя с равными вам и с самими собой! Будьте разбойниками и завоевателям и, покуда вы не можете быть повелителями и владетелями, вы, познающие!»

Одержимый своим героем автор изо дня в день бродит по берегу моря, бормоча стихи – и вот наконец герой является ему будто наяву: «Справа послышался скрежет камней. Кто-то шел ко мне быстрым, размашистым шагом по прибрежной гальке. Я повернул голову. В лиловом сумраке блеснула островерхая шапка, в воздухе резко пахнуло человеческим потом. Я подвинулся, освобождая место рядом с собой на каменном выступе дома, и сказал:
– Добро пожаловать! Я ждал тебя.
Он нагнулся, поднял выброшенную морем водоросль, протащил ее между губами и ответил:
– Я пришел. Здравствуй.
... Грозное путешествие всколыхнулось в мыслях моих, море загремело в пространстве между висками, память взмыла, и я увидел, – снова увидел и снова возрадовался, – как покинули мы сына, жену, благоустроенность и родину, оставили позади добродетель и правду, как прошли, не разбив корабля, между Скиллой и Харибдой Божьими, гордо подняли парус на вольном море и отважно повернули к бездне».

Profile

kapetan_zorbas
kapetan_zorbas

Latest Month

January 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner