?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Младший сын Мандраса Мильтос вздыхал и переводил взор со своего отца на Дракоса и на ворота. Ах, если б он только был птицей, чтобы улететь! Ему было двадцать пять лет, неженатый, его ждали все девушки деревни; он любил выпить вина, поиграть на тамбуре, каждое воскресенье он закладывал за ухо цветок и шёл гулять по деревне, круглолицый, розовощёкий, с локоном, что свешивался и бил его по лбу.  

Мильтос вздохнул; перед его взором вставали то девушки и вино, то честь, родина и герои, которые жертвуют своей жизнью и обретают бессмертие, но несчастный запутался, не в силах разобрать, где тут истина и что выбрать…

Дракос встал перед ним и смерил взглядом:

- Ну что? – спросил он. – Давай уже, решай.

Юноша опустил голову и покраснел; веточка базилика, которую вчера вечером подарила ему одна девушка, всё ещё висела у него за ухом.

- Я иду, капитан, - сказал он и отошёл от стены.

Старый Мандрас опустил голову, но ничего не сказал.

- Будь ты проклят! – крикнули ему двое братьев и плюнули в него.

Дракос приблизился к капитану. «Чем ему помочь? Чем ему помочь? – размышлял он, молча глядя на него. – Я ничем не могу ему помочь, ибо он не боится смерти». Он повернулся к своим людям, которые стояли в ожидании с винтовками наперевес.

- Готовы? – спросил он и поднял руку, чтобы отдать приказ.

У отца Яннароса, прислонившегося к стене, выпучились глаза, всё нутро его разрывалось; он чувствовал, как в его ладони дрожит рука Невидимого.

«Что ты дрожишь? Ты тоже боишься? – тихо спросил он. – Боишься за меня? Мужайся, Господи!»

Дракос поднял руку, готовясь отдать приказ, но тут к нему с рычанием приблизился отец Яннарос, медленно, тяжело, словно ему было сто лет; тело его налилось свинцом, на своих плечах он ощущал невыносимую тяжесть; он сделал два шага, три, и остановился перед Дракосом, не зная, что сказать – горло его было забито, он задыхался. Наконец, сделав усилие, он разомкнул губы.

- Ты убьёшь их?! – спросил он, дрожа всем телом.

Дракос обернулся и посмотрел на него: лицо священника было мертвенно-бледно, рот искривлён, а дыхание было подобно хрипу.

- Ты убьёшь их? – снова раздался сдавленный, хриплый голос священника.

- Да. Тем, кто препятствует свободе, - смерть!

- Свободе препятствуют те, кто не дозволяют другим иметь своё мнение! – возразил отец Яннарос. – Где твоё слово, что ты мне дал? Это та свобода, которую ты несёшь?

- Не вмешивайся в дела этого мира, старик! – раздражённо сказал Дракос.

- Этот мир и иной мир суть одно. Обретая или теряя этот мир, обретаешь или теряешь и мир иной. Я вмешиваюсь в твои дела, ибо это и мои дела тоже. Я простираю свои руки над христианами, которых ты поставил к стенке, и говорю тебе: ты их не убьёшь! Я, отец, Яннарос, не позволю тебе убить их!

- Ради твоего же блага посторонись, старик! Мы погибнем, если позволим каждому делать то, что ему вздумается, мы тогда перестанем быть народом, а станем стаей псов. Не торопись, наступит и черёд свободы, но она никогда не приходит первой – только последней.

- Значит, тирания? – воскликнул священник, воздев руки к небу, - Тирания, насилие и кнут? Так приходит свобода? Нет, нет, я этого не приму! Я встану и пойду по деревням с криком: «Они тоже тираны, тоже бесчестные, проклятые враги рода человеческого!»

- Молчать, а то я и тебя поставлю к стенке!

- Я всегда стоял у стенки, мой храбрец. Я жду пули с того самого мига, как узрел истину, так что в добрый час!

Лукас, который всё это время сидел словно на раскалённых углях, больше не в силах был сдерживаться; он вскочил и схватил старца за горло.

- Хватит кричать, поп! Думаешь, мы питаем уважение к твоему чёрному платью? Да я тебе глотку перережу, негодяй!

- Не грози мне, краснобереточник, - ответил старец. – Смерть это пугало только для неверующих, я же верю в Бога и смерти не страшусь. Я уже вырыл себе могилу – вон она, перед тобой – и вырезал на надгробии: «Смерть, я не боюсь тебя!»

- Молчать, козлобородый, я убью тебя! – взревел Лукас.

Подскочили пять-шесть мятежников, они окружили старца и сняли с плеча винтовки.

- Давайте, убейте меня, храбрецы. Думаете, раз у вас есть ружья, то вы и правы? Убейте меня, вы можете убить последнего свободного человека, но свободу вам не убить. Горло моё станет тростинкой, станет свирелью, что затянет гимн – да, да, не смейтесь, - затянет Гимн Свободы в пустыне, и мало-помалу весь тростник обретёт глотку, чтобы поддержать мою песнь!

С этими словами он подошёл к стене и встал рядом с капитаном.

- Отойди от стены, старик, - зарычал Дракос, - довольно слов, заткнись, иначе мы тебя заткнём.

- Моё место здесь. Ты обманул меня, а я обманул деревню и предал её – как мне теперь показаться на глаза людям? Мне не терпится предстать перед Господом и излить Ему свою боль, а ещё донести на тебя и твоих товарищей, шарлатан! Так вы думаете построить новый мир? На лжи, рабстве и бесчестии?

- Отец Яннарос, я не хочу делать из тебя героя и не позволю тебе сделать из меня вурдалака, - зарычал Дракос, схватил его за подмышки и оттащил от стены.

- Если оставишь меня в живых, я буду кричать во всеуслышание. Если убьёшь меня, я буду кричать во всеуслышание. Тебе от меня не избавиться, - сказал священник, и в этот миг на него упали первые лучи солнца, окрасив розовым его бороду.

И снова отец Яннарос ощутил, как рука Невидимого дрожит у него в кулаке. Его обуял гнев. «В этот трудный час, - воскликнул он про себя, - в этот трудный час ты охвачен страхом? Здесь требуется мужество - встань, помоги спасти их! Не забывай, ты не только распятый Христос, но и воскресший Христос! Мир больше не нуждается в распятых Христах – знай же, ему нужны Христы-воители! Довольно слёз, страстей и распятий - вставай, говорю, призови на землю армию ангелов, принеси справедливость! Довольно нас оплёвывали, побивали, надевали на нас терновый венец, распинали нас - теперь пришёл черёд воскресшего Христа! Мы хотим Второе Пришествие здесь, на земле, прежде чем мы умрём, восстань!» И из самых глубин его нутра раздался низкий печальный голос: «Не могу…»

Руки отца Яннароса рухнули, словно поражённые параличом. «Ты не можешь?! Ты хочешь, но не можешь? Ты добр и справедлив, Ты любишь людей, Ты хочешь принести в мир справедливость, свободу и любовь, и Ты не можешь?»

Глаза священника наполнились слезами. «Увы, - пробормотал он, - значит, свобода не всесильна, она не бессмертна, она тоже есть дитя человека и нуждается в нём…»

Всё его существо наполнилось горечью, состраданием, нежностью; никогда, никогда ещё он не любил Христа так, как в этот миг. «Дитя моё…», - прошептал он и закрыл глаза.

Капитан Дракос повернулся и посмотрел на него; по щекам и бороде его отца катились слёзы. Он знал, что отец Яннарос плачет не из страха – тот мало ценил свою жизнь – но оплакивает всех людей, друзей и врагов, чёрных и красных. Он смотрел и смотрел на слёзы старика, и вдруг – он сам не знал откуда – подул тёплый ветер сострадания, сердце его взмолилось о тех двенадцати мужчинах, что стояли в ожидании у стенки. Их жизни зависели от одного его слова, от одного движения его руки. Что ему делать? Каков кратчайший путь к победе? Убивать, убивать, чтобы ненависти не было конца? Или раскрыть объятия, как его отец-священник, и победить ненависть любовью?

Он сделал шаг к приговорённым. «Я сдержу своё слово, - хотелось ему сказать, - я несу свободу, вы свободны!» Но глаза его встретили пристальный взгляд Лукаса, яростный и насмешливый. Внутри него взметнулся демон, черный, волосатый, покрытый кровью. Дракос поднял руку.

– Огонь! – прорычал он не своим голосом.

Раздался залп, и двенадцать тел рухнули на плиты церковного двора. Тело капитана затрепетало словно рыба и, покатившись, остановилось у ног его жены; та пинком его отпихнула.

Отец Яннарос издал вопль; на мгновение разум его помутился; он повернулся к церкви, но голова у него шла кругом, а вместе с ней вокруг него кружилась деревня, гора и Греция. Он медленно, волоком приблизился к двенадцати трупам, нагнулся, зачерпнул горсть крови и обмазал ей свою бороду, сделав её огненно-красной. Наклонившись ещё раз, он зачерпнул еще одну горсть крови и вылил её себе на голову.

- Ваша кровь, дети мои, - простонал он, - ваша кровь на мне, я убил вас!

Мятежники вокруг смотрели на него и смеялись.     

Он вошёл в церковь, преклонился перед Святым Престолом и забрызганным кровью камнем, что лежал рядом с Распятым. Чья это была кровь – краснобереточника ли, чёрнобереточника – он не задавался таким вопросом; он приволок этот камень с горы после одной из первых битв, водрузил его на Святой Престол рядом с Распятым и склонялся перед ним перед каждой службой.

Он снял епитрахиль, сложил её, обернул ей Евангелие и сунул его подмышку, взял из угла свой посох, перекрестился. Он ощутил, как сердце его открылось и оттуда изливается бескрайняя волна любви, спускающаяся с Кастелло на равнины и побережья Греции; любовь всё изливалась и изливалась, и отцу Яннаросу полегчало. «Кто знает, - подумал он, - возможно, мне, недостойному, вверил Христос этот великий долг. Да исполнится Его воля».

Он повернулся направо:

- Пошли, - сказал он Невидимому, - идём!

Он вышел из церкви и остановился посередине двора.

- Я ухожу, - воскликнул он, - чтобы сделать то, что пообещал. Я буду ходить по деревням и кричать: «Братья, не верьте красным, не верьте чёрным, примиритесь!» Пропала та деревня, в которой нет безумца. Я стану этим деревенским безумцем, безумцем всей Греции, и буду кричать.

Старец сиял в утреннем свете; он казался настоящим великаном, с окровавленной бородой, густыми чёрными бровями, с тяжёлым посохом и в подбитых стальными гвоздиками башмаках.

Он повернулся к Дракосу:

- Я беру с собой епитрахиль и Евангелие, капитан-нечестивец, я беру с собой все батальоны и полки убитых, и всех убитых горем матерей, всех сирот и покалеченных войной, хромых, кривых, парализованных, сошедших с ума и ухожу!

- Чего ты его щадишь, капитан? – взвился взбешённый Лукас. – Убей его!

Отец Яннарос презрительно пожал плечами:

- Ты что, думаешь, я испугаюсь смерти? Что это пугало может со мной сделать? Отправить меня из этой тщетной жизни в жизнь вечную – только и всего. Оно есть мул, что перевозит нас в жизнь вечную.

Он воздел руки к небу:

- Если я останусь в живых, - воскликнул он, - если они меня оставят в живых, то клянусь, Господи, я никогда больше не распну тебя, не оставлю беззащитным в руках Анны и Кайафы! Ты сказал, что принёс меч – и где же он? Доколе Тебя будут распинать? Хватит, спустись на землю вооружённый! После всей этой боли и кровопролития я, наконец, понял, в чём состоит долг человека. Вооружись, Добродетель! Вооружись, Господи, а я пойду проповедовать по деревням о новом Христе, Вооружённом!

Он протянул руку вправо, к Невидимому:

- Идём, - сказал он.

Мятежники смотрели на него с изумлением, некоторые рассмеялись:

- Поп рехнулся! С кем это он разговаривает? Кому говорит «идём»?

Отец Яннарос махнул рукой Дракосу:

- До встречи, капитан-убийца!

С этими слова он решительно переступил порог.

Никто не сдвинулся с места. Лукас с сарказмом посмотрел на Дракоса.

- Он идёт устроить пожар, - сказал он, - ты его отпустишь? Или же тебе его жаль?

Но Дракос смотрел на то, как старец, стуча своим посохом, размашистым шагом спускался теперь к тропинке, ведущей в Прастову; ряса его развевалась на ветру, седые волосы разметались по плечам, из-под тяжелых башмаков летели камни, в лучах утреннего солнца поблёскивала его расшитая золотом епитрахиль и посеребрённое Евангелие, кровь расстрелянных стекала с его макушки на затылок.

Дракос смотрел не него, и мысли его устремились далеко-далеко, к побережью Чёрного моря, к деревеньке, полной спокойствия, благочестия и зелени. Этот старец, в то время с иссиня-чёрными волосами, красивый, смуглый, бравый священник, как он смело встречал турок, защищая Христа и христианство! И когда наступал день святого покровителя деревни, как этот старец входил в языки пламени, хлопал в ладоши и танцевал, не снисходя до того, чтобы выйти на освежающий воздух!

Как Дракос ненавидел его, как любил и как им восхищался!

А затем он потерял его из поля зрения, отец и сын разошлись, но спустя много лет встретились на Албанской войне. Как тот, подобрав рясу и карабкаясь по горам, взывал к Богородице, и в такие моменты солдаты видели, как Она шагает по скалам, неся на руках раненых ребят. Этот старец мог сотворить в воздухе всё, что угодно, ибо он верил, ибо он страдал, и душа его покидала тело, становясь то Богородицей, то Святым Георгием Победоносцем, то громким кличем: «Христос побеждает!», что укреплял дух солдат и бросал их в атаку.   

Отец Яннарос уже спустился на тропинку, ведущую в Прастову; в косых лучах солнца его гигантская тень падала на розовеющие камни. Ещё немного, и он бы скрылся за скалами.

Лукас выскочил на середину дороги и поднял свою винтовку:

- Эй, капитан, - крикнул он, - давай, тебе решать! Ну и что, что он твой отец? Скрепи сердце, скажи своё слово! Ты разве не слышал? он говорит, что хочет быть свободным!

Отец Яннарос услышал за своей спиной звук взводимых курков и всё понял. Он взял Христа за руку и поставил его перед собой, чтобы заслонить Его от пули.

- Иди сюда, дитя моё, - тихо и нежно сказал он Ему. – Подойди, дабы они Тебя не ранили.   

Двое-трое мятежников встали рядом с Лукасом; они тоже вскинули винтовки и прицелились, не сводя взора с командира. Дракос стоял в воротах, в голове его бушевала кровь, он молча и с восхищением смотрел на то, как его отец шагает по скалам, горделивый и полный сил словно старый архангел.

- Эй, капитан, - снова окликнул Лукас. – Говорю тебе, он идёт разжигать пожары – останови его! – На мгновение он запнулся и хихикнул. - Неужели тебе его жаль?

Кровь Дракоса вскипела; на него были устремлены выжидающие взоры всех его людей. Лукас снова усмехнулся, подмигнул своим товарищам, а затем повернулся к командиру:

- Что же ты медлишь… - зашипел он, но не успел закончить.

Дракос поднял руку:

– Убить его! – скомандовал он сдавленным голосом, и глаза его наполнились слезами.

- Эй, отец, – закричал Лукас, - эй, отец Яннарос, стой!

Старец услышал этот крик и обернулся; его окровавленная борода засверкала на солнце густо-красным цветом. Лукас растолкал своих товарищей и прижал к плечу приклад винтовки. Пуля угодила отцу Яннаросу в лоб. Старец распростёр объятия и, не издав ни звука, рухнул лицом вниз на камни.

перевод: kapetan_zorbas

Английское изданиеГреческое изданиеДатское изданиеНорвежское издание БратоубийцФранцузское издание

Список изданий «Братоубийц» в различных странах мира (в России этот роман по-прежнему не издан):

Английское издание: Nikos Kazantzakis, The Fratricides, перевод Athena Gianakas-Dallas. A Touchstone Book, Published by Simon and Schuster, New York 1964

Французское издание: Nikos Kazantzaki, Les frères ennemis, перевод Pierre Aellig.

Немецкое издание: Nikos Kazantzakis, Brudermörder, перевод Chlodwig Plehn.

Датское издание: Niko Kazantzakis, Brodermordere, перевод Ole Wahl Olsen. Jespersen og Pio, København 1966.

Японское издание: Nikosu Kazanzakisu, Kyodai goroshi, перевод Noboru Inoue. Yomiuri Shinbun, Tokyo 1978.

Испанское издание: Niko Kazantzakis, Hermanos enemigos, перевод Enrique de Juan. Carlos Lohlé, Buenos Aires 1969.

Корейское издание: 니코스 카잔차키스, 골육상잔(: Gol-yug sangjan),
перевод Seog Gi Bag.
서울 1985 (: Hagwonsa, Seoul 1985).

니코스 카잔차키스. 전쟁과 신부: 니코스 카잔차키스 장편소설,
перевод
안정효. 열린책들, 파주 2008 (: The Open Books, Seoul 2008).

Норвежское издание: Niko Kazantzakis, Brodermordere (– Han vil vœre fri, sier han. Drephan!), перевод Bjarte Kaldhol. H. Aschehoug & Co. (W. Nygaard), Oslo 1968.

Голландское издание: Niko Kazantzakis, Vader Janaros, перевод Vic Stalling. Fontein-Boekerij, Utrecht 1965.

Венгерское издание: Nikosz Kazantzakisz, Testvérgyilkosok, перевод Richárd Sárközi. Konkrét, Budapest 2002.

Персидское издание: Nikos Kazantzakis, Amun, Teheran 1979, (ISBN: 964-6638-09-0).

Португальское издание: Nikos Kazantzakis, Os Irmãos Inimigos, перевод Milton Persson.

Румынское издание: Nikos Kazantzakis, Fratricizii, перевод Alexandra Medrea-Danciu. Editura de Vest, Timişoara 1993.

Турецкое издание: Nikos Kazancakis, Kardeş Kavgası, перевод Kosta Daponte.

Финское издание: Niko Kazantzakis, Veljesviha, перевод Kyllikki Villa. Kustannusosakeyhtiö Tammi, Helsinki 1967, 1981.

Profile

kapetan_zorbas
kapetan_zorbas

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner