?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В течение некоторого непродолжительного времени сцена остается пустой. Слышен тяжелый рев, земля содрогается, колонна падает. Луна тускнеет. Тяжело дыша, входит взволнованный Капитан и, склонившись к земле, испуганно вслушивается в шум борьбы.

КАПИТАН
Сошел под землю наш царевич, надежда наша высшая, и борется со Смертью!
Вот, слышишь?! Топчутся, схватившись, два борца могучих, и содрогаются земли основы! Уж во Дворце и трещины пошли по стенам, и царская колонна с секирами двойными золотыми в большом дворе поверглась долу,
Быки и лошади, рабы и обезьяны, из заточенья вырвавшись, бегут, к горе стремясь, чтоб там найти спасенье!
Ах, и в саду просторном, где я в объятиях держал нагой критянку, вдруг выворачиваться начали деревья из почвы, с треском падать, и подруга
От тела оторвавшись моего, как камень, пращой запущенный, бежала, и потерял подругу я во мраке!
Вскочил и я, – за мной гнались деревья, – вскарабкался по склону на четвереньках, пробрался во Дворец. Повсюду двери хлопали. Вскочив с постелей мягких, с пронзительными криками бежали по дворам полуодетые, босые
Юницы знатной крови. И только Великий царь стоял среди двора у рухнувшей колонны
Не двигаясь, безмолвно на луну глядя,
Словно земля и не проваливалась, словно там, вверху, опасность угрожала луне, чей полон диск!
И в час, как рушился весь мир, со двора во двор, с террасы на террасу шли беззаботно, радостно, в обнимку парами судьбою обреченные на смерть афинские юницы и юнцы и пели священную хвалу
Минотавру, который должен сожрать их.
Какими чудодейственными напитками опоили их жрицы велесведущие, что исполнился легкости, расцвел мир в душах их
И стал Сказкою!
(Слышно приближающееся торжественное религиозное песнопение юношей и девушек.)
Они идут сюда... Как легко ступают они, приплясывая, не касаясь земли! Они раскрыли все двери во Дворце, прошли под всеми сводами,
И вот,
В венках с красными лентами приближаются к последней двери – вратам аида, подставляя шеи свои,
Как жертвенные животные!

Входят радостные, под руку друг с другом шесть пар юношей и девушек, а впереди, – легко ударяя в небольшой бубен, одинокая девушка, бывшая парой Тесея. С груди у юношей свисают небольшие бычьи маски.

ПЕРВЫЙ ЮНОША
Поддержите меня, друзья и подруги, помогите мне на ногах стоять: я пьян от радости чрезмерной, не в силах больше на ногах держаться!
Какие красоты вокруг, какие запахи, какие сады! Что за Дворец, полный чудес!
Сколько ночей мы уже гуляем по нему? А прогулка все не кончается!

ПЕРВАЯ ДЕВУШКА
Семь дней и семь ночей мы все открываем двери, поднимаемся и спускаемся по лестницам, взывая:
«О, где ты? Где ты пребываешь, зверь возлюбленный? Открой нам!
С конца света, услыхав про боль твою, прибыли мы освободить тебя, милый!»

ПЕРВЫЙ ЮНОША
Некогда был ты прекрасным царевичем, но ведьма Судьба изрекла над тобой заклятье злое, и стал ты уродливым и отвратительным чудовищем
И пожираешь людей!

ПЕРВАЯ ДЕВУШКА
Не плачь, милый, не мычи: я закляну Судьбу! Говорят, если девушка поцелует тебя в уста, зверь возлюбленный,
Исчезнут чары, спадут рога и шерсть, и ты, царевич, снова красой, как солнце, воссияешь!
О, где же ты? Выйди! Тебя я поцелую!

ДЕВУШКИ
И я! И я! И я!

ПЕРВЫЙ ЮНОША
Кто этот козлобородый в высокой мореходной шапке? Мы, кажется, его уж где-то видели, но где, ребята? На берегах каких? В каком далеком странствии? Во сне иль наяву? Не помню!

ЮНОШИ
И я не помню! И я! И я!

КАПИТАН
(смеется)
От сладкого вина, от запахов густых и от чрезмерного веселья умом вы повредились, юноши и девы!
Неужто не признали Капитана? Разве не мечтали мы все вместе, как, чрез море переплыв, на Крит прибудем?
Вдали от родины, среди пены морской привиделось мне во сне, будто отправился я в плавание под алыми парусами.
И вдруг увидел я, как с берега летят к нам птицы, щебеча, – семь пар, у коих белоснежны шеи. Пристав руку к глазам, воскликнул я:
Что за радостная стая? Голуби с голубками? Иль чайки? А может быть, те гордые, те сказочные птицы, которые поют необычайно сладко
В час, как приходит Смерть?
И вот, когда мой разум был объят смятеньем, птицы стали парами садиться на палубу, превращаясь тут же в юношей и девушек...
Юность заполнила корабль, и вспомнилась мне моя собственная юность, – я бросился к кормилу, схватил его и – помните? – воскликнул: «Куда желаете ехать, ребята? Все моря – наши, все земли – наши, выбирайте!
Это – сон, это – свобода, ребята! Мы сделаем все, что пожелаем, поедем, куда лишь пожелаем, коль все четыре ветра в нашей воле, – так дуй же, дуй, Борей, на Крит неси нас!»
И мы причалили к этим очарованным, бессмертным берегам... Думаю, вам не на что жаловаться, только – говорю вам это для вашего же блага, – будьте осторожны, не кричите громко,
Не просыпайтесь!
Что б вы не увидели, что б не услышали, пусть даже Смерть появится пред вами, – не пугайтесь! Все это – воображения игра, мираж искусный, – ведь ничего на самом деле нет, все это – сон!
Да, морем в том клянусь, ребята, все это – сон: жизнь и смерть, страдание и радость, ложь и правда, все это – сон.
Так будем же вести себя, как подобает благородным!

ПЕРВЫЙ ЮНОША
А ну-ка, посторонись, лукавый Капитан! Что это за дверь с тяжелыми крутыми рогами? Посторонись и пропусти нас!
Это последняя дверь во Дворце, единственная дверь, в которую еще мы не входили. Открой ее!

ПЕРВАЯ ДЕВУШКА
Фу, смрад какой! Там, сестры, зверь находится. Ведь это он мычит. Пошли, его мы поцелуем!
(Девушки все вместе стучатся в дверь.)

КАПИТАН
Нет, не стучите громко, не кричите! Вы проснетесь!
(Поворачивается к одинокой девушке.)
Бей в бубен, девушка, помоги мне! Сделаем сон крепче, призовем на помощь молоденького обольстителя Эрота, пока еще не появился старший брат его
Смерть-Танат.

ОДИНОКАЯ ДЕВУШКА
Почему ты говоришь о смерти? Где Тесей, товарищ мой? Пока он жив, смерть мне не страшна.

КАПИТАН
Какой еще Тесей? И ты свихнулась, девушка? Что делать здесь Тесею? Он, должно быть, сидит сейчас в дворце своем или гоняет зверя в ущельях горных.

ОДИНОКАЯ ДЕВУШКА
Не пытайся и меня обмануть, пройдоха Капитан! Я не пила вина их колдовского, чист мой разум, говори мне правду!

КАПИТАН
(указывает на землю)
Он борется.

ОДИНОКАЯ ДЕВУШКА
Что ж ты говоришь о смерти? Ему не впервой бороться со зверями. Он всегда выходил победителем. И теперь победит.

КАПИТАН
Еще никто не выходил живым из пасти земной. Смерть – всемогуща, дева. Если ты не в силах того вынести, пойди и выпей большую чашу волшебного вина, – столы еще накрыты.
Выпей! Голова пойдет кругом, правда и для тебя тоже станет сказкой, и ты спасешься!

ОДИНОКАЯ ДЕВУШКА
Нет! Мне стыдно пред Тесеем. Не стану пить.

КАПИТАН
Так бей же в бубен! Разве тебе не жаль их? Помоги мне сделать так, чтоб, умирая, они считали, будто во сне лишь умирают.
(Хлопает в ладоши.)
Внимание! Послушайте, ребята! Пока вы спите, нет ни стыда, ни чести, ни страха, все – пустое! Так пусть же этой ночью нам приснится, что мы имели мужество изображать из себя бодрствующих!
Девушки, познавшие ласки и ласк не познавшие! Откройте ваши цветущие груди, пусть юноши виснут на них гроздьями, словно рой пчелиный. Быстрее, пока вокруг вас сон!
Вы ж, юноши, наденьте бычьи головы, подаренные вам дворцовыми госпожами, быками станьте и подруг хватайте! Каких еще подруг? Да гляньте на них хорошенько, – разве не девушки теперь пред вами? Неужто вы не слышите их сладостного мычания?
Бросайтесь же на них, бычки, – на нежных телочек бросайтесь!
(Одинокая девушка быстро и радостно бьет в бубен. Юноши и девушки, смеясь, вступают в любовную борьбу.)

ПЕРВЫЙ ЮНОША
Открой мне грудь, дай губы мне, любимая! Иль ты стыдишься? Ведь это сон! (Смеется.) А коль не дашь, тебя толкну я, и тогда – проснешься!

ПЕРВАЯ ДЕВУШКА
Нет, нет! Я просыпаться не желаю! Не толкай меня! Иди же...

КАПИТАН
Это сон, а во сне всесильна душа человеческая! Мы летаем по воздуху, ходим по морю, нет ни добра, ни зла, ни твоего, ни моего. Хватайте же, целуйте же друг друга,
Торопитесь, ребята злополучные, пока вы не проснулись!
(Одинокой девушке.)
Бей в бубен, девушка, мотай скорее пряжу!
(Снова хлопает в ладоши.)
Внимание!
(Все останавливаются и смотрят на него.)
Сейчас выйдет Смерть, ребята, но вы не бойтесь! Она предстанет пред нами страшным косматым чудищем с толстыми зубами, получеловеком-полубыком, с крутыми рогами. Увидав нас, чудище замычит так, что земля задрожит,
Чтоб испугать нас!
Но мы ведь знаем тайну: смерть есть сон, ребята, пустота, которая нас испугать не может! Долой же разум! Наденьте поскорее маски, станьте быками и телками, и будем делать все, что пожелаем!
Пусть любовная борьба начнется!
(Юноши надевают маски, гоняются за девушками, подражают бычьим боям и борются со смехом.)
Не так быстро, ребята, спокойнее, а то еще проснетесь!
(Из-под земли слышны нежные звуки свирели. Все останавливаются от неожиданности.)

ОДИНОКАЯ ДЕВУШКА
(капитану)
Кто это под землей играет на свирели?
Раньше он мычал, стращал, а теперь играет на свирели. Какая нежность исходит из-под земли, какое успокоение!
Они уже не борются, Капитан? Помоги понять!

КАПИТАН
(пожимая плечами)
Пожалуй, мы тоже опьянели, девушка, и снится нам, что слышим мы свирель.

ОДИНОКАЯ ДЕВУШКА
Нет, нет, это не сон! Они уже не борются, Капитан, зверь уж не мычит, земля не содрогается.
Послушай, как нежна свирель!
(Некоторое время очарованно слушают свирель. Неожиданно свирель умолкает. Девушка кричит.)
Ах, свирель умолкла, Капитан! Прервался нежный голос!
К чему знаменье это, Капитан? К беде? Иль к счастью? Ты изведал много морей, изведал много душ, ты должен знать...

КАПИТАН
Не знаю. В этом море я никогда не плавал...

ОДИНОКАЯ ДЕВУШКА
Почему они умолкли? О чем ты думаешь? Что в мыслях у тебя, Капитан?

КАПИТАН
Бывает тишина трех видов, девушка, – вот что я думаю. Бывает после примиренья тишина: они не борются, но помирились и утихли. Бывает – после смерти: Смерть взяла Тесея душу, и они утихли. Бывает тишина после победы: зверь убит!

ОДИНОКАЯ ДЕВУШКА
Сердце мое кричит, Капитан: зверь убит!

КАПИТАН
Рассудок мой кричит: Тесей убит!

(Одна из девушек стучит в дверь.)

ПЕРВАЯ ДЕВУШКА
Я зверя хочу поцеловать!

ВТОРАЯ ДЕВУШКА
И я!

ТРЕТЬЯ ДЕВУШКА
И я!

ЧЕТВЕРТАЯ ДЕВУШКА
И я!

(Один из юношей стучит в дверь.)

ПЕРВЫЙ ЮНОША
Я зверя хочу освободить!

ВТОРОЙ ЮНОША
И я!

ТРЕТИЙ ЮНОША
И я!

ЧЕТВЕРТЫЙ ЮНОША
И я!

Юноши и девушки сильно стучат в дверь. Дверь медленно открывается, выходит Тесей, а за ним – Ариадна. Тесей бледен. Он опирается о дверной косяк. Юноши и девушки кричат, словно проснувшись, словно протрезвев. Затем бросаются целовать руки и ноги Тесею.

ТЕСЕЙ
Быстрее на корабль! (Капитану.) Поднимай черный парус, Капитан! Уезжаем!

КАПИТАН
Черный парус, царевич?

ТЕСЕЙ
Черный парус! Уезжаем! И поставь престол на носу корабля: возможно, на этот раз с нами будет
Великий Спутник!
(Капитан и тринадцать юношей и девушек уходят. Остаются только Тесей и Ариадна.)

Profile

kapetan_zorbas
kapetan_zorbas

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner