?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

(Входит Периандр. Он спокоен, за ним - два стражника. Женщины разбегаются в страхе. Лицо Периандра сияет. Он подходит к дверце и целует ее.)
ПЕРИАНДР. Я пришел, Мелисса! Пришел! Здравствуй, страшная и любимая тень! Я обрел избавление и пришел!
ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА. (Тихо.) Как он говорит! Как он изменился! Мир стал ласковее.
ПЕРИАНДР. Почему вы прильнули к стене, благородные женщины? Подойдите, не бойтесь! Станьте на колени пред закрытой дверью и стучитесь, - она откроется!
Мелисса! Мелисса! Пришли твои подруги - жены архонтов, пришли твои служанки и рабыни. Они стучатся к тебе, отвори!
ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА. Ох, туча снова набежала на лицо его... Мы пропали!
ПЕРИАНДР. Почему вы опустили головы? Кто это заговорил? Не плачьте! (Ищет в темноте, спотыкается.) Внезапно потемнело... Кто подошел ко мне? Эй, стражники, принесите факелы! Свету!... Укрепите факелы в стене! Сердце мое сжалось на миг! (Стражникам.) Ждите снаружи! Когда будет нужно, я позову вас... Не забывайте моих приказаний! (Стражники выходят, с грохотом закрывая за собой дверь.)
ЖЕНЩИНЫ. (Собираются вместе, испуганно прижавшись к стене.) О-о!...
ПЕРИАНДР. Мне холодно!... Разведите огонь, дайте согреться... Ноги совсем замерзли... Разведите огонь! (Рабыни, согнувшись, разводят огонь.)
Вы все пришли? Или кого-то нет? Все ее подруги, работницы, служанки, певицы?
ЖЕНЩИНЫ. Все, все, повелитель...
ПЕРИАНДР. Почему вы плачете? Сегодня я не желаю слез... Сердце мое стало птицей, которая раскрыла крылья, чтобы улететь... Ну-ка, станьте в круг, танцуйте, пойте!
ЖЕНЩИНЫ. Колени у нас дрожат, - как же нам танцевать, повелитель? Мы не можем! (Пытаются танцевать, но падают и затягивают плач.)
ПЕРИАНДР. Не плачьте! Смелее! Пойте скорбную, гордую песню свободы!
ЖЕНЩИНЫ. Как же нам петь, повелитель? Ленты душат нас!
ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА. Зачем ты привел нас сюда, повелитель? Зачем загнал нас в гробницу?
ПЕРИАНДР. Ради Мелиссы, госпожа, ради Мелиссы! Мертвые всесильны, но нуждаются в заботах живых... Если не принести им поесть, они голодают, если не зажечь для них огня, - мерзнут. Если о них забыть, - то и вовсе пропадают... Покойным архонтам нужны кони и колесницы, чтобы преследовать в аиде врагов... А женам архонтов нужны прекрасные рабыни, которые будут петь им, перламутровые гребни, которыми им будут чесать волосы, и подруги, с которыми можно поговорить о мире живых... (Поворачивается к дверце.)
Здесь огонь, твои подруги и перламутровые гребни, Мелисса! Мы пришли к твоему жилищу и стучимся в дверь, - отвори. Выйди же, Мелисса, с двумя великими дарами примирения - водой и землей!
ЖЕНЩИНЫ. (Бросаются в испуге к запертой большой двери и стучатся в нее.) Откройте! Откройте! Выпустите нас? Разве тебе не жаль нас, повелитель?
ПЕРИАНДР. Куда вы? (Указывает на дверцу.) Вот дверь избавления!
ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА. Ради твоей любимой Мелиссы, пощади нас, повелитель! Слыша наш плачь, она тоже плачет под землей... Вспомни: она была доброй и сладостной, как мед, потому ты и изменил ей имя и назвал ее Мелиссой - Пчелкой Медовою...
ПЕРИАНДР. Молчите! Не прикасайся к моим коленям, - мне больно!
ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА. Даже если голубка зарезать у нее на могиле, Мелисса будет плакать... А ты, повелитель, хочешь... Нет! Нет! Пощади нас ради нее!
ПЕРИАНДР. Ах, жесток закон, покойница дорога, и мне показалось...
ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА. Говори, говори, повелитель. Жизнь и смерть наша зависят от слов твоих...   
ПЕРИАНДР. Мне показалось, будто она cетует. Будто осталась она совсем одна, нет с ней рядом подруг, не с кем поговорить. Будто она мерзнет, и нет у нее рабынь, чтобы развести огонь... Она жаловалась и звала, там под землею...
ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА. Нет, нет! Это был не ее голос, повелитель! Это был твой голос, это ты кричал!
(Молчание. Периандр, опустив голову, погружается в раздумья. Затем поднимает голову и тихо, медленно говорит.)
ПЕРИАНДР. Ты права. Это был мой голос. Таков закон: я должен принести вас в жертву на ее могиле. (Женщины вопят.) Но ныне...
ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА. Ныне... Ныне... Что, дорогой наш повелитель?
ПЕРИАНДР. Я изменю, я смягчу закон... До смерти у меня еще довольно времени... Я велю расписать стены гробницы моей любимой круговыми росписями: высоко вверху - пышно наряженные знатные женщины, ниже - певицы и танцовщицы, а еще ниже - рабыни, которые разводят огонь и устанавливают котлы для купели... Тень любимой будет беседовать с тенями и совершать омовение в голубой свежей тени... И не будет пугаться, слыша, как тела живых падают жертвами на ее могилу...
Снимите ленты, дети мои!
ЖЕНЩИНЫ. (Сбрасывают ленты и бросаются целовать руки и ноги Периандру.) Будь благословен, повелитель! Мы спасены!  
ПЕРИАНДР. Довольно! Довольно! Что-то глаза мои затуманились... Где певицы? Сядьте у огня, возьмите свирель и спойте, - пусть сердце мое потешится. (Певицы садятся вокруг огня и играют печальную мелодию.)
Нет, не нужно скорби! Играйте веселый и быстрый любовный напев... Песню жениха, который возвращается к своей невесте: он спешит, спешит, а птицы и деревья разговаривают с ним...
ПЕВИЦЫ. (Играют быструю, веселую мелодию и поют первый стих.)
Как юноша молоденький пошел к своей невесте...
ПЕРИАНДР. Довольно! Сердце мое не выдержит! (Певцу.) А теперь твой черед, мой старый певец: покажи свое искусство, заставь же меня смеяться в эту тяжкую годину... Ты поклоняешься новому богу, который смеется, пьет вино и наполняет сердце человеческое счастьем... Призови его к этой гробнице, заставь меня смеяться! (Старый певец надевает венок из виноградных листьев, танцует и поет. Но Периандр тут же грозно кричит.)
Замолчи, довольно! Ты пришел слишком поздно, новый бог! Только один бог есть у меня - мое Одиночество! Ступай с глаз моих! (Пытается подняться, но не может.) Ах!
АЛКА. (Бросается из толпы женщин.) Отец, что с тобой?
ПЕРИАНДР. И ты здесь, Алка? Подойди, склони голову. (Опускает руку ей на голову.) Люби моего сына, Алка. Он безжалостен и немногословен, но чист и горд. Роди мне внуков крепких, суровых и радостных, а не мечтательных, бледных и сердобольных. Нет! Таких, которые смогут выдержать жизнь... Наклонись, прими мое благословение!
АЛКА. (Плачет.) Ты прощаешься, отец?
ПЕРИАНДР. Подойдите все сюда, поднимите меня... Помогите мне дойти до двери Мелиссы... Я ухожу, ухожу, прощайте! Благословен да будет час, когда я родился: я мучился, убивал, но была и великая радость в жизни моей, - ты, Мелисса! Я был свиреп, суров и молчалив, но ты любила меня... Ты вся дрожала, когда я был с тобой, дрожала, когда меня не было с тобой, но ты любила меня.
Мелисса, Мелисса, подвинься, я лягу рядом... Я иду к тебе!
Я все привел в порядок, - ты рада? Наш сын взойдет на престол, обнимет свою жену и подарит нам внуков, чтобы кровь наша осталась бессмертной... Ты рада? Пусть губы твои оживут и улыбнутся мне, Мелисса... Пусть твои большие миндалевидные глаза откроются и взглянут на меня, Мелисса. Облекись снова плотью, любимая, и выйди на порог приветствовать меня! (За дверцей раздается жуткий язвительный смех. Дверца открывается и выходит Ликофрон. Периандр отступает, содрогается всем телом, изо всех сил стараясь устоять на ногах.)
Ты! Ты!
ЛИКОФРОН. Да, я. Ты все хорошо устроил, только нас забыл спросить!
ПЕРИАНДР. Кого это - «вас»?
ЛИКОФРОН. Мелиссу и меня! Мелиссу и меня! Мы под землей решили иначе.
ПЕРИАНДР. Иначе? замолчите, женщины!... Иначе?
ЛИКОФРОН. Да, по-другому. Слушай же наше решение. Твой сын не взойдет на престол, не подарит тебе внуков, и не будет тебе покоя в аиде!
ПЕРИАНДР. У тебя нет жалости?
ЛИКОФРОН. У меня есть зубы, ногти, душа. К чему мне жалость?
ПЕРИАНДР. (Женщинам.) Отойдите к стене, не слушайте и не смотрите! Говорю тебе последний раз, Ликофрон: Забудь!
ЛИКОФРОН. Нет!
ПЕРИАНДР. Твоя мать забыла и простила меня.
ЛИКОФРОН. Я тебя не прощаю!
ПЕРИАНДР. Скажи доброе слово, пока еще есть время, Ликофрон.
ЛИКОФРОН. Нет!
ПЕРИАНДР. Все меня покинули. Где бы я ни оказался, все вокруг меня пустеет. И это мне нравится. Только тебя хочу иметь я рядом. Я люблю твое дыхание, твою дикость, твое упрямство, Ликофрон... Послушай, сейчас я скажу тебе что-то, от чего сердце твое смягчится.
ЛИКОФРОН. (Насмешливо.) Мое?
ПЕРИАНДР. Да, твое. Слушай же. Сегодня утром, прежде чем отправиться на могилу твоей матери, я спустился в подземелья крепости, открыл сундуки и взял вот этот перстень - большой перстень смерти с ядом.
ЛИКОФРОН. (Потрясенный.) Нет, нет, я не хочу, чтобы ты умер!
ПЕРИАНДР. (Радостно.) Ты не хочешь, чтобы я умер? Правда? Правда, сынок?
ЛИКОФРОН. Ты принял яд?
ПЕРИАНДР. В этот час, Ликофрон, смерть трудится внутри меня.
ЛИКОФРОН. Неправда! Скажи, что это неправда!
ПЕРИАНДР. Это правда, сынок, хвала богам! Смерть уже поднялась от пальцев ног к щиколоткам, схватила голени... Скоро она доберется до колен, до бедер... А когда дойдет до сердца...
ЛИКОФРОН. Молчи! Молчи!
ПЕРИАНДР. Я умираю, чтобы освободить тебе место. Умираю, чтобы ты жил. На земле мало места для двух таких, как мы с тобой... Справедливо будет, если уйду я.
ЛИКОФРОН. (Тихо.) Только бы он не умер, только бы не успел умереть раньше меня!
ПЕРИАНДР. Прошу тебя только об одной милости: теперь, на прощание, скажи мне доброе слово...
ЛИКОФРОН. Нужно найти страшное слово - такое, какого он не вынесет! Только бы успеть! (Неожиданно, найдя.) Доброе слово?
ПЕРИАНДР. Не смейся!
ЛИКОФРОН. Есть у меня, что тебе сказать... Но ты не сможешь, не сможешь выдержать этого!
ПЕРИАНДР. Смогу. Говори!
ЛИКОФРОН. Нет! Нет, мне жаль тебя!
ПЕРИАНДР. Меня?!
ЛИКОФРОН. Сердце твое разорвется. Вся твоя жизнь пропадет зря. За всю твою жизнь только одна радость и была у тебя, а теперь ты и ее лишишься! И ее лишишься! Нет! Нет, я не скажу тебе этого!
ПЕРИАНДР. (Хватает Ликофрона за руку.) Говори!
ЛИКОФРОН. Эту тайну доверил мне дед. И наказывал никогда не говорить тебе. Даже он пожалел тебя! Даже он пожалел тебя, несчастный!
ПЕРИАНДР. Я задушу тебя! Говори!
ЛИКОФРОН. При всех?
ПЕРИАНДР. При всех. Говори!
ЛИКОФРОН. Мелисса... Ах, мне жаль тебя!
ПЕРИАНДР. Мелисса?...
ЛИКОФРОН. ... Всю свою жизнь... Слышишь? Всю свою жизнь... Она сказала это своему отцу перед смертью... Всю свою жизнь...
ПЕРИАНДР. Быстрее! Быстрее!
ЛИКОФРОН. ...Ненавидела тебя!
ПЕРИАНДР. (Выхватывает кинжал.) Молчи!
ЛИКОФРОН. Она ненавидела тебя!
(Периандр бросается к Ликофрону и вонзает ему кинжал в сердце. Ликофрон падает наземь. Периандр приходит в себя и с рыданиями падает на тело Ликофрона.)
ПЕРИАНДР. Сынок! Сынок!
ЛИКОФРОН. Я сделал то, чего желал! Сделал то, чего желал!
АЛКА. Ликофрон, любимый!
ПЕРИАНДР. Сынок!... Я пропал!
ЛИКОФРОН. (Вытаскивая из сердца кинжал.) Алка, прости меня... Я сделал то, чего желал.
АЛКА. (Падая на тело Ликофрона.) Он умер!
(Большая дверь открывается, женщины бегут наружу, но стражники загоняют их копьями обратно.)
СТРАЖНИКИ. Назад! Назад! (Периандру.) Великий повелитель, прибыли вестники от твоего войска и флота. На них лавровые венки, и они спешат пасть к твоим ногам... Вот они! (Входят два вестника.)
ПЕРВЫЙ ВЕСТНИК. Привет тебе, долговечный, непобедимый полководец! Едва переводя дыхание, спешу сообщить тебе великую весть: Войска твои вошли в Аргос, разрушили крепость, сожгли дворец, и повозки, груженые добычей, заполнили уже всю равнину и скоро будут здесь... А за ними - многочисленные стада овец, быков, табуны коней и толпы рабов!
ВТОРОЙ ВЕСТНИК. Привет тебе, прославленный владыка морей! Корабли твои разорили Керкиру, мятежники склонили головы, трюмы корабельные заполнены рабами и рабынями... Многие тебе лета!
ПЕРИАНДР. (Оглядывается назад, словно ища того, к кому обращены эти речи.) Кому вы это говорите?
ПЕРВЫЙ ВЕСТНИК. Тебе, повелитель, прославленному властителю Коринфа, Периандру Великому!
ПЕРИАНДР. (В ужасе шаря по своему телу и одежде.)  Это вот - Периандр? Это вот - Периандр? Я был облаком, полным молний, но стоило повеять легкому ветерку... (Внезапно кричит на вестников.) Прочь! Прочь! (Вестники уходят в испуге.)
АЛКА. (Рыдает на теле Ликофрона.) Дитя мое! Дитя мое!
ПЕРИАНДР. (Стражникам.) Подойдите! Обрядите меня! Оденьте на меня украшения! Замажьте мне раны!... Быстрее!
(Стражники открывают сундук, достают оттуда белила, становятся на колени и покрывают лицо Периандра маской покойника: белой известью с грубыми мазками красной краски по губами и щекам и пурпурной - по старым ранам на лбу и шее. Обводят вокруг глаз грубые черные круги. Женщины с ужасом смотрят на маску и отступают в испуге.)
ЖЕНЩИНЫ. О-о!!! Вот его истинное лицо. Мы пропали!
О-о!!! Глядите! - плоть его умерла и показалась душа!
(Периандр медленно поворачивает лицо и смотрит на женщин.)
ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА. Повелитель! Повелитель! Распорядись, чтобы нас выпустили! Отпусти нас на свободу!
ПЕРИАНДР. На свободу? Эх, женщины, да ведь вы - в жилище свободы. (Указывая на дверцу.) Вот дверь!
СТАРЫЙ ПЕВЕЦ. А я, повелитель?
ПЕРИАНДР. Кто ты?
СТАРЫЙ ПЕВЕЦ. Твой старый певец, повелитель.
ПЕРИАНДР. Уходи! (Певец, спотыкаясь, спешит к двери.) Стой! (Певец испуганно останавливается.) Возьми моего коня и скачи во дворец! Стань в больших воротах, труби в трубу, созывай рабов! Вот моя последняя воля:
Откройте бочки, разбейте пифосы, вылейте вино и масло и подожгите дворец! (Старый певец смотрит на него с испугом и недоумением.)
Я, Периандр, повелеваю: Подожгите дворец! Возьми коня и скачи! Чтобы я успел увидеть перед смертью пламя! (Певец бросается наружу, слышится конское ржание. Периандр стражникам.)
Откройте дверь! Не позволяйте женщинам уйти! Наденьте им на шеи красные ленты! Погасите факелы!
(Стражники открывают дверь, сгоняют причитающих женщин к стене, гасят факелы. Лицо Периандра светится в темноте. Тишина. Периандр приподнимается, неподвижно смотрит на дверь. Слышно громкие звуки трубы.)
ЖЕНЩИНЫ. (Бросаясь к ногам Периандра.) Пощади, повелитель!
(Периандр остается неподвижно стоять, устремив взгляд в дверной проем. Неожиданно гробница озаряется отблесками пламени. Периандр издает радостный крик.)
ЖЕНЩИНЫ. Дворец горит! Дверь открыта, бежим!
СТРАЖНИКИ. Назад! Назад!
ПЕРИАНДР. (Собрав последние силы, поднимается на ноги, поворачивается к дверце, раскрывает объятия и хриплым, задыхающимся голосом кричит.) Мелисса! Мелисса! Мелисса!
(Падает замертво на труп Ликофрона. Стражники склоняются над ним.)
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Умер. И этого больше нет!
ЖЕНЩИНЫ. Отпустите нас!
СТРАЖНИКИ. Назад! Назад! Назад!
АЛКА. Только меня заколите на могиле, а они пусть уйдут... Только меня!
СТРАЖНИКИ. У нас приказ.
АЛКА. Клянусь, он даровал им жизнь!
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Что скажешь, товарищ?
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. У нас приказ. Я в этих делах не разбираюсь. У нас приказ.
АЛКА. Только меня убейте, меня!
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Что скажешь? Убьем их? Или не будем убивать?
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Разыграем их в монету. Орел - жизнь, решетка - смерть.
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Идет! (Достает монету, подбрасывает ее. Женщины падают на землю, стараясь разглядеть монету.)
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Решетка!
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Смерть им!
(Стражники вытаскивают мечи. Падает занавес.)

                        КОНЕЦ

Profile

kapetan_zorbas
kapetan_zorbas

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner