?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

(Поднимается плотный марлевый занавес и открывается сцена: китайская деревня, площадь, в центре гигантская статуя Будды; слева – несколько бамбуковых лачуг; справа – большие ворота Башни. Появляется Маг, облачённый в оранжевую рясу буддистского монаха и в маске старика. На шее у него висит другая (желтая) маска. Появляется Юный монах, также одетый в оранжевую рясу. Он склоняется перед статуей Будды, хлопает в ладоши, тихо молится, а затем вешает два шёлковых фонаря справа и слева от Будды.)

ЮНЫЙ МОНАХ.
Будда, Будда, сжалься над людьми,
сжалься над растениями и животными,
сжалься над камнями, водой и землёй.
Подуй на мир, Спаситель, чтобы он исчез.

МАГ
Эй, мой юный монах!

ЮНЫЙ МОНАХ
(оборачивается, в испуге и благоговении падает на колени)
Приказывайте, учитель!

МАГ
Что это за деревня?

ЮНЫЙ МОНАХ
О великий учитель, вы же знаете. Зачем спрашиваете?

МАГ
А что сегодня за праздник?

ЮНЫЙ МОНАХ
Вы же знаете, учитель, зачем спрашиваете? Вы знаете всё.
У вас три головы, и вы видите то, что будет и что было, хорошее и плохое, зримое и незримое.
У вас три сердца: одно питает жалость, другое насмехается, а третье, самое сострадательное, убивает. Повелитель, вы держите нити и управляете Вселенной.

МАГ
(со смехом)
Да, я знаю всё. И это правда, у меня три сердца. Первое плачет, другое смеётся, а третье молчит.
Я держу три мотка нитей – белых, красных и чёрных – и правлю тремя бумажными змеями с кисточками и колокольчиками, тремя красочными фонариками на ветру, тремя великими идеями – Жизнью, Любовью, Смертью.

ЮНЫЙ МОНАХ
Целую твои ноги, о великий учитель законов Будды. Миг настал, перережь нити, что связывают нас с землёй – белую, красную, чёрную, дабы мы освободились.

МАГ
(смеётся)
Ты нетерпелив, мне это нравится.
Но готовы ли актеры для моего представления? Старый Чанг? Его сын? Его невестка? Старый Мандарин, музыканты, часовые, женщины, крестьяне? Мне нужны все эти призраки сегодня, мой юный помощник.

ЮНЫЙ МОНАХ
Все готовы, как вы и приказали, Повелитель. Они ждут за занавесом, разодетые и нарумяненные, сердца их колотятся, а уши навострены, дабы услышать ваш голос.
Когда вы их позовете, Повелитель?

МАГ
Когда пожелаю. И ещё, юноша… Ты тоже будь готов. Слышишь?
Будь готов даже к смерти.

ЮНЫЙ МОНАХ
Я ни о чем другом и не прошу, Повелитель, только о смерти, об избавлении. Мне больше не нужен этот мир. Я словно бабочка, что запуталась в паутине. Ужасный ткач-паук набрасывается на неё, пеленает крылья, обволакивает и душит.
Так и этот мир поймал меня.
Помоги мне, Повелитель, разорвать эти нити, освободить крылья, улететь.

МАГ
Не торопись, юноша, мы скоро обретём спасение. Я уже чувствую влажные корни травы на твоём лице. Мы на расстоянии вспышки молнии, но не бойся, время ещё есть. Я сгущу дух, дабы сделать его плотью, и разрежу плоть, дабы сделать её духом. Я снесу внутренние стены, перемешаю элементы, надену на кроликов львиные маски. Я пробужу людей в утробе Всевышнего, я буду играть!
Мир движется чересчур медленно, чересчур лениво. Мы не можем ждать, пока семя пустит корни, даст листья, почки, цветки, плоды, а затем сгниёт. Мы подтолкнём вялое колесо времени, и семя с гнилью сольются воедино.
Но ты должен помочь мне, юный монах Будды. Протяни руку и толкни колесо. Созови актёров – пусть предстанут предо мной, чтобы я дал им последние указания: как говорить, когда замолчать и как умереть…
Ты слышишь?

ЮНЫЙ МОНАХ
Слышу, Повелитель, и повинуюсь.
(кланяется и уходит)

МАГ
Несчастные люди… запутавшись в сетях плоти, они силятся освободиться, спастись… попадая в ещё более густые сети – сети Разума.
И это они зовут Спасением!
Они всего лишь меняют одну тюрьму на другую, чьи стены не из побеленных камней с железными решетками, но сотворены надеждами и мечтами. И это они называют Свободой!
(смеётся)
Так поменяем же им сегодня тюрьму!
(огладывается по сторонам)
Долой все тревоги! Сегодня на этом великом празднике Будды народ будет есть, пить и курить гашиш. Старый Господин спустится с Башни, народ поднимется из грязи, и все они склонятся перед Буддой.
Говорят, в такую ночь Будда покинул мир, оставил заговор и приказал пяти заговорщикам – земле, воде, огню, воздуху и разуму – исчезнуть.
Говорят, в такую ночь Будда выпутывается из сетей плоти, ускользает из пяти её капканов и находит неприступное, бессмертное убежище – Он находит Небытие! А значит – свободу...
(хлопает в ладоши и кричит)
Эй! Эй! Эй!

(Перед ним появляются и выстраиваются в ряд главные действующие лица: Старый Чанг, Молодой Чанг, Мей-Лин, Ли-Лян, Мандарин, музыканты, часовой. Позади них – бесформенной массой людская толпа, а за ней – свирепая мутная река Янцзы.)

Добро пожаловать! Добро пожаловать! Дети мои, час пробил, покажите этим вечером своё мастерство многочисленным дамам и господам – не опозорьте меня.
Искусство есть трудная задача, благородный и опасный танец над бездной – будьте осторожны.
Не скользите в этом танце ни влево, к пропасти правды, ни вправо, к пропасти фальши, но только вперёд, через бездну, по тонкой нити свободы.
Говорите, смейтесь, плачьте, но без вульгарных воплей и жестов глупых смертных. Подчините слово, улыбку, слезу строгим, благородным контурам человеческого достоинства.
Эй, Старый Чанг, подойди поближе, не бойся. Тебе со стольким предстоит сегодня бороться – с гневом, любовью, болью – держись крепко, Старый Чанг, ты та центральная колонна, что сегодня поддерживает крышу моей фантазии.
Ты не простолюдин, чтобы скулить и унижаться, но ты и не бог, с каменным сердцем, неспособным чувствовать боль, любовь или страх – ты правитель, величественный маятник промеж двух пропастей: между Человеком и Богом. Ты страдаешь, но не скулишь. Ты любишь и боишься, но не унижаешься. Ты смотришь на людей и говоришь:

СТАРЫЙ ЧАНГ
«Вина на мне».

МАГ
Ты смотришь на Всевышнего и говоришь:

СТАРЫЙ ЧАНГ
«Нет! Вина не на мне, а на Тебе, но я беру на себя всю ответственность».

МАГ
Эй, Старый Чанг, вожак моего сегодняшнего стада теней, веди же моих тучных овец прямо к пропасти и не бойся, не меняй направления.
Суров, лазурен, усыпан камнями этот путь. И на каждом камне – густые капли крови.
Это не пропасть, Старый Чанг, это не пропасть, а спасение.
И ты, Молодой Чанг, соблаговоли сделать шаг вперёд, подойти поближе, непочтительная юная душа. В тебе нет терпения, в тебе нет жалости. Ты сжимаешь в руке молнию и говоришь:

МОЛОДОЙ ЧАНГ
«Это не молния, это мирная свеча, повесьте её в своём доме, пусть светит по ночам».

МАГ
Ты нетерпелив, ты хочешь за день сдвинуть мир, толкнуть его вперёд. Так толкай!
И ты, Мей-Лин, любимейшее создание моей фантазии... я горжусь тобой, дева-львица. Ты не снисходишь до того, чтобы тратить свои силы на мужа, подругу или сына. Держи свою голову высоко поднятой, дитя моё, до самого конца.
Это тяжкий жребий – быть чистой, несгибаемой, без недостатков, презирать мелкие радости, мелкие добродетели, несомненные ничтожные истины, говорить:

МЕЙ-ЛИН
«Я знаю тайну, что слаще жизни и горше смерти. Я знаю, но никому не скажу и ради неё умру».

МАГ
Мей-Лин, ты – великая тёплая капля моей крови, благословляю тебя. 
(подходит к Ли-Лян и нежно гладит её)
Ли-Лян, жена грозного полководца Чанга, изящная и тихая, страстная, молчаливая и благородная, верная спутница мужчины.
Я смотрю на тебя, и моё сердце укрощается. Даже в этот поздний час я могу изменить ход твоей судьбы. Мне жаль тебя, Ли-Лян, да, я жалею тебя, хоть и не должен. Следуй своей судьбе, до самого конца, и пусть она приведёт тебя туда, куда приведёт. Не плачь, несчастная девушка, освободи себя.

(Поёт канарейка. Маг поднимает голову и несколько минут слушает в экстазе.)
Да, да, моя канарейка, не жалуйся, я не забыл про тебя, о вершина свободы!
Всемогущие немые силы стремятся сейчас задушить тебя. У тебя ещё осталось немного времени, нежное горлышко. Подними высоко голову и пой!
И пусть последним голосом, что раздастся над водами, которые подступают поглотить нас, будет твой, о канарейка, о свобода! Пой!

А вы, музыканты, солдаты, и ты, старый Мандарин, с тыквой, полной мудрости, на плечах, и вы, рабочие, крестьяне и рабы, балласт моего корабля,
И ты, Синяя Река, сине-жёлтая, покрытая илом маска, которую я надену сегодня на лик Судьбы –
Берегитесь! Вы готовы?

Я хлопаю в ладоши, представление начинается!

Все, кроме Мага, расходятся. Музыканты занимают место в углу сцены, где и остаются на протяжении всей пьесы.

МАГ
(принюхиваясь)
Гниль, плесень, грязь и плоть, что никогда не видела солнца. Я чувствую, как сюда шагает Мудрость… Столетний младенец, что сосёт красные, чёрные и синие чернила, а после пачкает пелёнки буквами…

Появляется запыхавшийся старый Мандарин, держа подмышкой огромный свиток.

МАНДАРИН
Я пришёл сюда, ибо мне ведомо, что нынешним вечером на празднике в честь Будды ты, знаменитый Маг, собираешься вновь погрузить мир в хаос и безумие, развеять всё то, что я долгие годы накапливал в сундуках разума. Всё, что Праотцы тысячу лет строили с помощью кирки, молота и камня. Но я буду бороться! Я захватил с собой «Летопись человечества». Я принёс её сюда, чтобы прочесть вечером повелителю и народу.
Дабы направить людей, коих ты сбиваешь с толку, на путь истинный.
(кашляет, ноги его подкашиваются, и он садится на землю)

МАГ
(помогая ему улечься на землю, со смехом обращается к залу)
У него слабые ноги, больная спина, фаллос его сморщился до размеров изюмины… Не смейтесь, это Бог Мудрости.

МАНДАРИН
Ты болтаешь, смеёшься как ни в чём ни бывало…
Разве ты не слышал? Нас ждет гибель!

МАГ
Знаю.

МАНДАРИН
Это всё Чанг, молодой Чанг, проклятый генерал…

МАГ
Знаю. Я знаю всё.

МАНДАРИН
Тогда как тебе хватает духа смеяться?

МАГ
Понимаешь, старик, я не могу остановить Янцзы, не могу изменить мир, который вижу – смерть, уродство, позор, вульгарность, трусость – не могу, да это и не нужно.
Я могу изменить лишь одну вещь, лишь одну, но этого вполне достаточно.

МАНДАРИН
И что же именно?

МАГ
Взгляд на мир. Я меняю взгляд, и мир меняется – вот она, великая тайна, в этом и состоит моё волшебство.

МАНДАРИН
Да ты просто длиннохвостый павлин и не больно-то умный. Тебе бы спросить у меня. Я наполовину ослеп, штудируя «Летопись человечества». Вот, послушай.
(листает свитки)
Тут написано большими красными буквами: «Всякий раз, как Янцзы выходит из берегов и затапливает мир, Праотцы выскакивают из своих могил и кричат: «Мы погибли! Мы погибли!» Не смейся, лучше соберись с мыслями и слушай.
«В период правления…» - так, тут червь съел слово. «…царя… Янцзы разлился, прорвал дамбы, затопил четыреста деревень и сорок крупных…» Так, а вот это слово съели мыши, тут наверняка написано «городов» - сорок больших городов. Ты слышишь? Я читаю это, и сердце моё разрывается.

МАГ
Сердце твоё остаётся чернильницей.

МАНДАРИН
Прислушайся к Янцзы! Он рассвирепел, он воет словно зверь. Надо бежать.

МАГ
Куда ты убежишь? Все дороги затоплены. К нам явился Незваный Гость.
Не убегай, не позорь себя. Какое сегодня число?

МАНДАРИН
23-е апреля.

МАГ
Пиши. Да не на первых страницах, старик. Ты что, ещё не понял?
На последней странице, эпилогом. Пиши: «23-го апреля на празднике Будды, в правление Старого Чанга, когда небеса разверзлись и слились с землёй, когда дождь лил сорок дней и сорок ночей – тогда и мир ушёл под воду».
Мужайся, старик, это пустяки… Это всего лишь смерть.

МАНДАРИН
Да закрой ты свой рот, проклятый стервятник.
Сюда идут люди, пощади их!


Появляется народ. Впереди идут старики, за ними крестьяне с мотыгами, чудь поодаль женщины. Старики становятся вокруг статуи Будды и, воздев руки, начинают молиться. Следом появляются и трое солдат с оружием, которое они яростно швыряют наземь.

1-й СОЛДАТ
Будда, Будда, выслушай наши грехи и предай их забвению!
Я бросаю оружие на землю и отвергаю сына Чанга.
Я отвергаю богов, что он принёс нам от белых демонов.

2-й СОЛДАТ
Я разрушу фабрики, что он построил, сожгу железные дороги, телефоны, телеграфы, автомобили.  Снова паду перед магами, заклинателями, астрологами.

3-й СОЛДАТ
Будда, Будда, смотри, мы бросаем к твоим ногам оружие Чанга.
Мы не хотим больше воевать.
Будда, протяни руку, останови Янцзы, не дай ему утопить нас!

МАГ
(тихо Мандарину)
Прошу тебя, старик, не нужно этого записывать.
Это люди, людишки, пусть себе кричат.
Не стоит записывать, не стоит давать тёмным силам право сказать: «Таким душонкам лучше утонуть, дабы мир стал чище».

1-я ЖЕНЩИНА
Будда, Будда, я отвергаю Мей-Лин, проклятую сестру Чанга.
Я ничего не слышала, она мне ничего не говорила, я никогда с ней не разговаривала!

2-я ЖЕНЩИНА
Я тоже раскрываю перед тобой своё сердце, я хочу омыть его. Я запрусь в своём доме, покорясь святому ярму дочери, жены и матери.

3-яЖЕНЩИНА
Рабыня, счастливая рабыня с тремя священными любимыми цепями – одна зовётся Отец, другая - Муж, третья - Сын.

1-я ЖЕНЩИНА
Будь прокляты школы и грамота!

2-я ЖЕНЩИНА
Будь прокляты корабли, что плавают к чужим берегам!

3-я ЖЕНЩИНА
Будь прокляты те глаза, что смотрят за границы Китая!

ЖЕНЩИНЫ
(все вместе)
Будда, смотри, мы принесли тебе миску молока, чтобы ты вспомнил свою мать. Молоко, что вскормило тебя, чтобы ты сжалился над женщиной.

МАГ
(Мандарину)
Нечастные душонки, они вопят, но Бог глух. Они кричат ему: «Нагнись и посмотри», но Бог слеп. Они молят: «Протяни руку свою, помоги нам», но где ему взять руки, ноги, мозги, где взять ему сердце, чтобы сжалиться над человечеством? Он – Река, и река эта наступает.

КРЕСТЬЯНЕ
Будда, о Будда, прикажи своему рабу Янцзы. Прикажи ему не пожирать без разбора праведных и неправедных. Пусть он сожрёт лишь одного – Чанга! Ты слышишь это имя? Чанга! Пусть он пожрёт только его!

ЖЕНЩИНЫ
И его сестру, проклятую Мей-Лин!

1-й СОЛДАТ
Да, да, это она оторвала меня от дома, от дел, от сердца моей женщины!
Будда, помоги нам!

МАГ
(Мандарину)
Несчастные, они не знают… им неведома эта великая тайна…

МАНДАРИН
Какая великая тайна?

МАГ
Наклонись, нельзя, чтобы они нас услышали… Будда и Янцзы…

МАНДАРИН
Будда и Янцзы?

МАГ
Что ты дрожишь? Ты понял? Ты понял эту великую тайну?
Будда и Янцзы суть одно!

ЖЕНЩИНЫ
Эй, великий заклинатель! Что это ты тут рассиживаешься, когда нам грозит ужасная опасность? Целый год мы кормим тебя, поим, одеваем, и всё ради этого самого мига.

СОЛДАТЫ
Яви своё волшебство, собери ветер, ударь по нему молотом своего разума, перекуй его в меч – и вонзи его в шею Чангу!

МАГ
(тихим усталым голосом)
Несчастные людишки, что ж, поможем им.

Он встаёт, протягивает руку и приближается к Будде. Губы его шевелятся, словно бормоча заклинание.

ТОЛПА
Тише, он произносит великие заклинания!
Он призывает духов!

Profile

kapetan_zorbas
kapetan_zorbas

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner