?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Женщины уводят Мей-Лин, процессия движется направо и спускается по ступенькам, тихо распевая свадебные песни. Старый Чанг бежит к окну, крепко сжимает в руках внука и кричит.

СТАРЫЙ ЧАНГ
Дитя моё!
О сердце, тебе не стыдно биться? Разорвись же, наконец, яви своё благородство.
(Будде)
О Будда, ты убиваешь всё, не будучи кровожадным, ты сострадаешь всему, не будучи сострадательным. Твой смех есть поток из слёз человеческих, а твои слёзы, Будда, рождаются из нашего смеха.
(внуку)
Дитя моё, это Будда, твоя игрушка. Не бойся. 

НАРОД
(в тревоге)
Ну что, Янцзы успокоился?

МАНДАРИН
Не спешите. Бог никуда не торопится, потому он и бог… Когда он насытится, то вспомнит про людей и свершит чудо.

СТАРЫЙ ЧАНГ
Замолчите! Я больше не в силах выносить вас! Кто успокоится? Он?! Он?!
Ху-Мин, где ты? Протяни мне руку, у свободного человека есть лишь один друг – это ты.

МАГ
Мой господин, вода уже поднялась вот досюда.
(показывает на свою шею)
Устам недолго осталось говорить, а им ещё нужно издать крик, крик свободы. Не дайте ему сгинуть в могиле.

СТАРЫЙ ЧАНГ
Ты прав, мой дорогой Ху-Мин, крик свободы не должен сгинуть.
И когда весь мир утонет, то над водами останется звучать этот крик.

МАГ
Тогда вперёд, не будем терять времени.
(Второму Музыканту)
Бей в барабан, я объявляю мобилизацию!

МАНДАРИН
Тебе не стыдно? У тебя нет сердца? Ты не слышишь рыданий народа? Мы погибли, погибли, а ты, дешёвый актёришко, продолжаешь играть?

МАГ
Мой господин, на чём мы остановились, ты помнишь?

СТАРЫЙ ЧАНГ
Не спрашивай. У края бездны – так столкни же нас в неё.
Маг чертит круг и расставляет двенадцать знаков зодиака.

МАГ
Ты готов, Старый Чанг?

СТАРЫЙ ЧАНГ
Готов.

МАГ
Напоследок я скажу тебе: Единый разделился, и в том наша вина. Единый разделился, став Жизнью и Смертью. До нашего рождения Он был Единым, после нашей смерти Он  снова станет Единым. А мы посредине и мешаем Ему. Жизнь есть затменье Всевышнего, так отойдём же в сторону, Старый Чанг, дабы весь Его лик засиял.

СТАРЫЙ ЧАНГ
Будда, протяни руку, благослови этих существ, что стонут у твоих ног – протяни руку и утопи их. Помоги человеку перешагнуть через этот страшный порог – без разума или памяти, без огня, воды, земли и ветра, свободным наконец!

МАГ
О всемогущий Разум, помоги мне!
(надевает жёлтую маску)
Затемнение на сцене, музыканты играют что-то психоделическое, спускается экран, на него проецируется цветовая фантасмагория.

Братья, обнажите тела, обнажите души, швырните в огонь Будды свои глаза, уши, языки, ноздри, фаллос и матку! Воскликните: «Я отвергаю разум и плоть, отвергаю добродетель и грех, радость и боль, отвергаю «Да» и отвергаю «Нет»! Я свободен!»
Братья, затаите дыхание! Будда сейчас проходит сквозь первую дверь небытия, он сияет с головы до пят, и всё в нём ликует. Его тело ликует от того, что сходит в землю. Его разум ликует от того, что исчезает.  Его ноги повисли над хаосом! Я наклоняюсь и смотрю в его глаза: мы все исчезли, утонули в их неподвижных чёрных водах – люди, животные, птицы и боги.
Вот он проходит и сквозь вторую дверь небытия. Он преодолел радость и печаль – он стал просветлённым. Рухнула твердыня плоти. А теперь рушится твердыня разума, чтобы дать Будде пройти. Всё в нём стало светом; каждый элемент его тела, каждый элемент его разума освободился, стал танцором и, танцуя, исчезает.
Но приоткрывается третья дверь небытия. Я больше не вижу его лица, его ног, его рук. Он всё превратил в дух! Прилетел ангел смерти, но ему нечего забрать; прилетел ангел жизни, но ему нечего забрать – всё в Будде освободилось от жизни и от смерти, он вошёл в небытие.

Поёт канарейка. Все персонажи стоят в оцепенении и слушают.
Маг снимает жёлтую маску и в образе старика кланяется Старому Чангу.

МАГ
Представление окончено, Старый Чанг. С помощью силы Разума мы вошли в вечность.
Мой разум играл, скакал, танцевал, метал искры. Он присел, скрестив ноги, на перекрёстке, где встречаются пять бесстыдных ночных гуляк – зрение, слух, вкус, обоняние, осязание – и молвил: «Я сотворю зверей, я сотворю людей и богов, вооружу насекомых, вооружу идеи, приукрашу женщин, воздвигну города, приведу Будду. Я приведу Будду и утешу человечество».
Мой разум играл и танцевал, он ничего больше не хочет, он встаёт и говорит: «Я заставлю исчезнуть зверей, людей и богов, разоружу насекомых, разоружу идеи, затоплю города, прогоню Будду! Моя игра закончилась, я больше ничего не хочу, я устал. Я дую, и это красочное священное представление исчезает».
Мир опустел и очистился, вода и воздух очистились, лишь эта голова всё ещё загрязняет бездну. Я дую на себя и исчезаю. Я думаю, что дую на себя, и исчезаю!

Благородный Старый Чанг, воины, крестьяне и крестьянки, представление закончилось, фантасмагория закончилась, ступайте с моими благословениями – в Ничто!
(Молчание, слышны лишь звуки кларнета. Видение медленно тает, исчезает. Возвращается первая сцена. Старец сжимает в объятьях своего внука, торжественно шагая взад-вперёд.)
Представление окончено.

СТАРЫЙ ЧАНГ
Представление окончено, фантасмагория закончилась!
О учёный ум, цветастый павлин, будь ты благословлен, Ху-Мин,
за то, что наполнил наши сердца блаженством.
(Возвращаются те женщины, что отвели Мей-Линг к реке.
Они держат в руках потухшие свечи.)

1-я ЖЕНЩИНА
Она молчала, она даже не открыла рта, чтобы попрощаться с миром.

2-я ЖЕНЩИНА
Она посмотрела вниз на воды, ища жадным взором своего брата.
И вдруг, издав радостный крик, раскрыла объятья и прыгнула
вниз – она нашла его!

3-я ЖЕНЩИНА
Ах, река поглотила её, будто она была камнем, грудой хлама.
Река не знала, не поняла, что она была нашей благородной госпожой.

СТАРЫЙ ЧАНГ
Чего вы кричите? Представление окончено, фантасмагория закончилась.
Чего вы рыдаете? Как вам не стыдно! Вы что, так ничего и не поняли? Неужели священная жёлтая буря пронеслась над вашей головой впустую? Разве шелковые сети Будды не опутали ваше нутро? Мужайтесь, друзья, подойдите, выслушайте меня.
(чертит своим посохом на земле круг)
Вот здесь, видите, на этой маленькой арене мира, да воссияет же человеческая доблесть, сёстры мои. Мы не в силах спастись от смерти, но мы можем спастись от страха. Сёстры мои, обратите Необходимость в свободу.
Приветствую тебя, душа человека, приветствую, огонь, который не потушить даже реке!
(поворачивается к Праотцам, поднимая высоко над головой своего внука)
Эй, Праотцы, выслушайте меня в последний раз: это мой внук, другого у меня нет. Спасите его, если можете.
Эй, страшилы, на что вам эти мечи, копья и огромные крылья? Спасите его, и тогда и вы, может быть, спасётесь.
О Праотцы, я слышал, что вы всемогущи. Этот ребёнок – единственное оставшееся семя. Свершите чудо!
(Семь доспехов соскальзывают со стены, падая в кучу. Старец несколько мгновений стоит с открытым ртом, а затем вдруг издаёт торжествующий крик.)
Свобода! Свобода!
Ты прав, Будда, свобода! Я освободился от Праотцев!
(яростно топчет доспехи)
Клан Чангов выкорчеван!
Миру настал конец!
Дорога позади меня опустела. И пустынная, совершенно пустынная дорога впереди, а посередине я, совсем один.
О, величавая и безлюдная вершина, Свобода!
(Нищие в ярости вылезают из подвалов и приближаются к Старцу.)

НИЩИЕ
Настал наш черёд, Старец, отдай нам ключи! Чтобы мы наелись, напились, наверстали упущенное!
Нет больше господ и рабов - пришла река, и все, господа и рабы, сольются в одно!

СТАРЫЙ ЧАНГ
(с горьким смехом)
Глупцы! На протяжении поколений вы позволяли Чангам есть, пить, целовать ваших женщин, летом сидеть на прохладных тенистых верандах, а зимой – у горящих очагов. А теперь вы, несчастные, поздновато спохватились поесть, чтобы, насытившись, сойти в преисподнюю.

НИЩИЕ
Лучше поздно, чем никогда, Старый Чанг.

СТАРЫЙ ЧАНГ
Так говорят рабы. Благородные же люди
говорят: лучше никогда, чем поздно. Вот, берите ключи!
(бросает им ключи)
Вы все подобны трубе, куда с одного конца всё входит чистым и блестящим,
а выходит грязью.

(Магу)
Ху-Мин, это действительно конец?

МАГ
На этом, Старый Чанг, «Летопись человечества» прекращается.
Погляди сейчас на нашего мудрого Мандарина: он вырывает страницы из своей большой тетради и складывает бумажные кораблики, чтобы пустить их в реку. 

СТАРЫЙ ЧАНГ
Так приготовимся же!
(хлопает в ладоши)
Эй, подайте мне румяна, благовония, большие перья!
Приближается синий Император, к моему дому шагает Янцзы. Поприветствуем же его как подобает благородным.
(канарейка заливается щебетом, и Старец слушает её с упоением)
Мне жаль лишь тебя, канарейка, душа человеческая, тебя!
Какое же это чудо! Все твои кости наполнены песней...
Любимый мой раб, окажи мне ещё одну услугу, последнюю: подвесь клетку повыше, прямо под потолок, чтобы канарейка умерла последней.
(Башня сотрясается, воды ревут, звери рычат, люди дрожат – они жмутся друг к другу
и издают вопль.)
Что это? Кажется, я слышу, как рычат звери.
(входят бывшие солдаты Чанга – они дрожат от страха)

1-й СОЛДАТ
Господин, звери со всех долин и лесов собрались в вашем дворе!

2-й СОЛДАТ
Господин, их гонит река, и они, дрожащие, в поисках убежища
пришли сюда, где высоко.

1-й СОЛДАТ
Тигры, обезьяны, волки, шакалы. И вместе с ними
овцы, волы, верблюды... Дрожащие, они все теперь как братья.

2-й СОЛДАТ
Будь же ты благословенн, Янцзы! Ты превратил извечных врагов
в братьев. Тигры и овцы теперь поняли – хвала тебе! – что они братья.

Женщины
(таща за собою мужчин)
Идёмте! Идёмте! Мы раздаём поцелуи!
Мы ничего за них не хотим, ничего!
Славные поцелуи, сладкие поцелуи, мы раздаём их!
Эй, музыканты, давайте же музыку, заглушите ею всё!
(они пытаются танцевать, но у них подкашиваются ноги,
и они валятся на землю и начинают причитать)  

СТАРЫЙ ЧАНГ
Несчастные боги, несчастные люди, несчастные звери... комья праха!
Ху-Мин, молви слово, простое слово, чтобы помочь людям встретить смерть.
Встретить смерть, Ху-Мин, не посрамив себя.

МАГ
Я уже молвил такое слово, старый Чанг. Неужели ты его не услышал?

СТАРЫЙ ЧАНГ
Что же это за слово, Ху-Мин? Повтори его!

МАГ
Будда!

СТАРЫЙ ЧАНГ
Верно! Верно! Но я говорю не про нас. Будда это крутая пустынная вершина, слишком высокая даже для ястребов.
Я говорю про этих лодырей, про этих тупиц, этих мегер, этих растрёп!
Посмотри на это болото – одни плачут, другие жрут и никак не насытятся, третьи целуются... а четвёртые, что ещё более отвратительно, прячут на груди деньги...
Ху-Мин, мне отвратителен человек, я больше не хочу его видеть, Ху-Мин!
Янцзы, свирепый монах Будды, вычисти землю!
Янцзы, дворник Будды, подмети, очисти воздух!
(Башня теперь шатается ещё яростнее, лестница трещит.)

РАБ
Господин, кто-то вздымается по лестнице.

СТАРЫЙ ЧАНГ
Это великий господин, Янцзы – откройте же двери! Зажгите большие фонари!
(поднимает вверх своего внука)
Мы готовы. Мы оба – я с внуком – готовы.
(Мужчины и женщины издают вопль. Раб зажигает слева и справа от большой двери два огромных шёлковых фонаря с нарисованными на них синими драконами. Канарейка начинает громко петь.)
Откройте двери! Поднимайтесь! Всем встать, друзья мои, чтобы его поприветствовать.
Дабы он не сказал – какой стыд!  - будто бы мы от страха не можем стоять на ногах.
Эй, вы, груды праха, вы что, не слышите, встаньте! Не посрамите людскую честь!
Музыканты, давайте же музыку – не грустную или весёлую, но гордую!
Встанем же на пороге, чтобы поприветствовать его...
Коаг, открой настежь двери!
(поднимает глаза к потолку, прислушиваясь к чириканью)
Прощай, моя канарейка!
(Мандарину)
Подойди же и ты, старик.

МАНДАРИН
Нет, я не пойду, я занят. У меня большое дело и совсем нет времени – я делаю бумажные лодочки из «Летописи человечества».

(Раб настежь распахивает большую дверь перед грозно ревущей, поднимающейся рекой.)

МАГ
Господин, старый Чанг, ты слышишь этот рёв? Ты знаешь, кто это?

СТАРЫЙ ЧАНГ
(приглушённо)
Тише! Тише! Нельзя, чтобы эти несчастные услышали тебя.
Им этого не вынести!

МАГ
Теперь ты, наконец, понял, мой господин, что такое Янцзы?

СТАРЫЙ ЧАНГ
Да – Будда!
(Старик направляется к двери. Вода уже с рёвом бьётся о порог. Старик с поклоном скрещивает руки на груди.)

Добро пожаловать!


ЗАНАВЕС

Profile

kapetan_zorbas
kapetan_zorbas

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner