kapetan_zorbas (kapetan_zorbas) wrote,
kapetan_zorbas
kapetan_zorbas

"Фридрих Ницше и философия государства и права". Глава 2: Нигилизм

Труды философа ярко демонстрируют последствия такой мучительной жизни - жизни, подвергаемой испытаниям страшными болезнями и борьбой за здоровье и рассудок. Какая же огромная разница между его первой работой («Рождение трагедии», 1869-1871) и теми, что последовали за ней! В своей дебютной работе, полной юношеской восторженности и лирического исступления, он раскрывает секрет святой фимелы и воздвигает перед нашими глазами обворожительный и непревзойденный идеал греческой жизни. В своих же последующих трудах он с насмешкой и негодованием нападает на каждую религиозную, моральную и политическую систему. Ни единый аспект современной жизни не пощажён им. Он сравнивает себя с разрушительной силой - тем, кто роет глубокие подземные туннели, чтобы подорвать основы самых могущественных доктрин; тем, кто методично, усердно и терпеливо трудится под землей, сокрытый от света, времени и человечества.

Схожим образом, в работе «Человеческое, слишком человеческое» (1876) Ницше нападает на романтический пессимизм и, конкретнее, на пессимизм его некогда любимого учителя Шопенгауэра, которого он теперь развенчивает и осуждает. Он больше не принимает мировую Волю как нечто реально существующее. Он осуждает жалость, самоотречение, самопожертвование. Он теперь не считает, что цель человечества - в порождении гения, поскольку больше не наделяет человечество или вселенную какой-либо целью. Искусство? Поэзия? Коварные творцы опасных химер. В своей следующей работе «Странник и его тень» (1880) он отваживается  исследовать тень, которую отбрасывает любой объект, когда на него падает солнце знаний. Без ориентира или компаса странник, беззащитный и апатичный, обречен блуждать за собственной тенью по смертоносным горным вершинам до самой грани бездны. Все те мечты, убеждения и представления, с которыми, как он считал, он разделался и отбросил, теперь предстают перед ним подобно призракам, тревожа его больное воображение. Он похож на убийцу, который видит своих жертв во время приступов галлюцинаций.

В других работах – «Утренняя заря» (1881) и «Генеалогия морали» (1887) – он нападает на мораль и пытается доказать, что мораль не исходит откуда-то свыше и не представляет собой абсолютный категорический императив. Никакого общего и определенного закона, что определяет и разграничивает добро и зло, не существует. Мораль есть не что иное, как установки слабых и упадочных. В оставшихся работах – «Весёлая наука» (1882), «По ту сторону добра и зла» (1886) и «Сумерки идолов» (1889) - он с ещё большей силой и цинизмом рушит сегодняшние ложные идолы. Из переполняющей его любви к истине он дерзновенно отвергает и саму истину: его исследование показывает, что, учитывая величайшее предназначение человечества, как истина, так и ложь, возможно, равно приемлемы и достойны уважения.

Но, несмотря на громовой бурный сарказм этих работ, в них чувствуется безутешная боль Ницше и полные скорби усилия перейти от отрицания к торжествующему утверждению. Уже в 1882 году его здоровье начало улучшаться. Движимый радостью, он восклицает в «Весёлой науке»: «Вся эта книга и есть не что иное, как веселость после долгого воздержания и бессилия, ликование возвращающейся силы, пробудившейся веры в завтра и послезавтра, внезапного чувства и предчувствия будущего, близких авантюр, наново открытых морей, вновь дозволенных целей».

Он испытывал пьянящее чувство выздоровления – чувство радости и надежды, сравнимое с наступлением весны после долгой зимы. И тогда в голове Ницше возникает громоподобный образ Заратустры, который, насладившись духом своим и одиночеством, теперь спускается с гор к человечеству, дабы провозгласить ему учение о Сверхчеловеке.

«Я учу вас о сверхчеловеке. Человек есть нечто, что должно превзойти. Что сделали вы, чтобы превзойти его? Все существа до сих пор создавали что-нибудь выше себя; а вы хотите быть отливом этой великой волны и скорее вернуться к состоянию зверя, чем превзойти человека? Что такое обезьяна в отношении человека? Посмешище или мучительный позор. И тем же самым должен быть человек для сверхчеловека: посмешищем или мучительным позором. Смотрите, я учу вас о сверхчеловеке! Сверхчеловек - смысл земли» («Так говорил Заратустра»).

Этот новый идеал Ницше чрезвычайно напоминает идеал, воплощённый греками досократовской поры, а именно: героическое принятие жизни со всеми ее радостями и печалями, пессимизм, таким образом подчинённый оптимизму и служащий в качестве трамплина к более глубокому наслаждению вечной жизнью.

И с этой вершины, которой Ницше достиг после стольких усилий и стольких невзгод, он внезапно впадает в безумие; ментально мертвый, он так и не смог завершить свою долго лелеемую и незаконченную «Волю к власти», в которой планировал систематическим и философским образом развить те мысли, что лирически и символически были изложены им в «Заратустре».

Такова, в общих чертах, жизнь Ницше и его интеллектуальное развитие. Терзаясь муками, он искал истину на запретных и смертоносных горных высях. По его собственным словам: «Говорящий здесь только и занят был до сих пор тем, что задумывался: как философ и отшельник по инстинкту, находивший свою выгоду в том, чтобы жить в стороне, вне движения, терпеть, не торопиться, уже блуждавший когда-то по каждому из лабиринтов будущего; как дух вещей птицы, обращающий назад свои взоры, когда он повествует о грядущем» («Воля к власти»).

Тем не менее, несмотря на свою полную мучений жизнь, он не теряет мужества и не поддаётся отчаянию. «Нет! - заявляет он, и в контексте его жизни эти строки читаются особенно трогательно. - Жизнь не разочаровала меня! Из года в год я нахожу ее все богаче, желаннее и таинственнее, – и это чувство не покидает меня с того дня, когда на меня низошла великая освободительница – мысль о том, что жизнь должна быть опытом познающего, – а не долгом, не роком, не плутней! А само познание: может ли оно быть для других чем-нибудь иным, например, ложем для отдыха или дорогой, ведущей к такому ложу, или праздной забавой, – для меня же оно является миром опасностей и побед, в котором даже и для героических чувств отведены особая арена и место для танцев. «Жизнь является средством познания» – с такою мыслью в сердце можно быть не только мужественным, но можно еще весело жить и весело смеяться» («Весёлая наука»).

Теперь нам известны два компонента, которые необходимы для понимания философии Ницше: (1) эпоха Ницше и (2) личность и жизнь самого Ницше. Принимая во внимание сказанное выше, мы намерены дать должное оправдание, а также подвергнуть должной критике крайности и заблуждения Ницше, не упустив при этом его благородную храбрость и героические усилия поднять наш интеллект и жизнь на новые и более чистые вершины.

Излишне говорить, что на основании учения Ницше невозможно возвести прочно обоснованную и логически последовательную систему. Тем не менее, мы попытаемся максимально систематично изложить учение Ницше, главным образом, в отношении философии права, его учение о человеческой природе и предназначении, о семье, обществе, морали, правосудии и юридическом праве, а также о государстве.


Глава 2
НИГИЛИЗМ

Согласно Ницше, нигилизм есть фундаментальная характеристика и главное недомогание нашей эпохи.

От края до края, Европа сотрясается в конвульсиях, охваченная смертельной мукой, что постепенно усиливается, грозя неминуемой и беспрецедентной катастрофой. Измождённое и безрассудно-порывистое, общество в своём движении уносится «подобно потоку, стремящемуся к своему исходу».

Что означает слово «нигилизм»? Это состояние, что рождается в нас, как только мы осознаем, что существует страшное противоречие между реальным и идеальным, между жизнью, обусловленной действительностью, и жизнью, которую мы считаем достойной и приемлемой.

Каким образом возникает это состояние? Каждая эпоха, каждая цивилизация обладает тем, что Ницше называет «табель о ценностных рангах». Иными словами, каждая цивилизация устанавливает некую иерархию ценностей; одни идеи она осуждает и запрещает, другие – возвеличивает и навязывает. Соответственно, табель о ценностных рангах современной эпохи ставит истину предпочтительнее лжи, нравственность выше безнравственности, добросердечное сострадание и благожелательность выше жестокости и злонамеренности. Такая иерархия ценностей образует основу государства и общества; она регулирует поведение граждан, наказания и награды, индивидуальные и гражданские права и обязанности - вкратце, она определяет и устанавливает правила, которые каждый должен соблюдать в своей внутренней и общественной жизни, если он хочет жить согласно предписаниям права и морали. Потому соответствующий табель о ценностных рангах является фундаментом каждой эпохи и каждой цивилизации. Из этого следует, что нам нужно искать причину здоровья или недомогания общества в его табели ценностей.

Размышляя об упадке современного человека и общества, Ницше задаётся вопросом: не может ли причиной такого упадка являться сам табель о ценностных рангах, что ныне навязан миру? С характерной для него бескомпромиссной искренностью и порывом, он продолжает изучать и анализировать ценности, внесенные в этот табель. Вывод, к которому приходит Ницше в своём анализе, таков: современный табель о ценностных рангах является единственной причиной того нигилизма, что мы наблюдаем сегодня в Европе.

Действительно, господствующие ныне ценности, что притязают регулировать жизнь, при подробном исследовании видятся неизбежно и фатально ведущими к нигилизму: исходя из доминирующих ценностей, современное человечество верит в существование Бога и в судьбу, что ведёт как человечество, так и всю вселенную к определенной цели. Современный человек сознаёт себя эпицентром и трагическим героем жизни, драгоценной частичкой божественной сущности, подлинным микрокосмом, посредником и промежуточным звеном между Богом и материей, которому предначертано господствовать над неодушевленной и иррациональной природой. А затем вдруг неожиданно, бросив взор на открытия современной науки, он испытывает сильнейшее потрясение: в мире нет никакого предопределения, эволюция не следует никакой системе - слепая и всемогущая, она сеет жизнь и смерть без причины и цели. Тщетно человек стремится воскресить Бога, который «умер», заменяя Его совестью, категорическим императивом, логикой, Французской революцией и, наконец, культом человека от Огюста Конта. Все такие попытки рушатся, и современный человек вынужден признать, что он ничего не знает и неспособен что-либо узнать; он совершенно несведущ относительно того, откуда он взялся, куда направляется, к чему должен стремиться и чего может достичь. «Человек - это нечто вроде перевозбуждённого животного, которое, к счастью, быстро умирает. Применительно к жизни на земле в целом – мимолетный миг, единичная случайность, ничтожное исключение, нечто не имеющее никакого значения для всеобъемлющего описания жизни. Сама эта земля, как и всякая другая звезда, - искра, сверкающая между двумя бесконечными ночами, случай без причины, без воли, без сознания, плод тупой необходимости».

Столкнувшись с таким внезапным осознанием, выводы которого столь категорически идут вразрез с указаниями табеля о ценностных рангах, человек неизбежно приходит к разочарованию и отчаянию. С возмущением и горькой иронией он вынужден отвергать те утешительные решения, что периодически ему предлагаются, последовательно отказываясь от Бога, долга, собственной веры в прогресс и совершенствование, своей врожденной социальности, побуждающей его жалеть и любить своих собратьев, и, в итоге, своей сокровенной веры в науку – этого последнего утешения, что он обрёл благодаря жизненному инстинкту. Вслед за Шопенгауэром и Гартманом, этими «последними людьми», болезненной парочкой, отстаивающей смерть, он заявляет, что разгадал, наконец, жизнь в её тщетности и бесцельности и теперь жаждет уйти в небытие.

Итак, современный человек, взращенный и истощенный ложной вестью Декалога нашей эпохи и внезапно столкнувшийся с логически убедительными выводами сегодняшней науки, различает встающую перед ним пугающе сложную дилемму: он либо должен уничтожить господствующий табель ценностей, либо сам будет уничтожен.

Третьего не дано. В самом деле: либо тот табель ценностей, с помощью которого человек может обрести веру и полюбить мир, кардинально отличающийся от реального мира (мир, в котором есть Бог, цель и т.д.), верен, и в этом случае такой табель ценностей неизбежно приводит к отрицанию и уничтожению реальной жизни, либо такой табель ценностей ложен и полон ошибок, и тогда тот приговор, что мы выносим реальной жизни, основываясь на таком табеле, также ошибочен и сбивает с верного пути. Если имеет место последнее, то мы должны низвергнуть ложный табель ценностей и установить вместо него другой, что будет находиться в гармонии с реальностью и открытой наукой истиной.

Итак, нигилизм предлагает нам рассмотреть два диаметрально противоположных решения и указывает нам на две противоположные крайности:

(а) разрушение и самоуничтожение жизни,
(б) уничтожение лишь господствующего ныне табеля ценностей, за которым должно следовать героическое и радостное принятие жизни.

Тут мы приходим к тому фундаментальному различию, которое Ницше проводит в отношении текущего состояния нашего недовольства:

(а) Пессимистический нигилизм,
(б) Оптимистический или дионисийский нигилизм.

Пессимистический нигилизм здесь - это недомогание и декаданс, не аномальный феномен, но физиологическая норма и эволюционное следствие. В самом деле, социалисты производят впечатление либо велеречивых шарлатанов, либо наивных мечтателей, когда обещают, руководствуясь господствующим табелем, что они сумеют найти общественное устройство, при котором будут отсутствовать страдания, бедность и нищета. Это всё равно, что приказать обществу застыть в вечной юности и никогда более не откликаться на воздействия времени, социальных изменений или технологических достижений. Однако «болезнь, старость и страдание нельзя устранить усилием нашей воли».

Величайший обман, от которого страдает современное общество, при этом питая надежды на возрождение, состоит в принятии в качестве причин декаданса те симптомы, что представляют собой лишь следствия декаданса: преступность, алкоголизм, упадок института брака, истерия, деморализация, безволие - все эти симптомы не потомки упадка, но его прародители. В сложившихся условиях возможно следующее:

(a)    Либо: столкнувшись с духовным крахом современного мира и гибелью всех надежд, подкреплённых религией, обществом, моралью и табелем ценностей, человек может ослабеть и опустить руки, не будучи более в силах после крушения таких категорий нести бремя жизни без цели и без Бога. Такой «пессимистический нигилизм» нужно как можно скорее выкорчевать, дабы он не распространился по всей планете, превратив её в одну большую богадельню.
(б)   Либо: столкнувшись с подобным крахом, человечество после некоторых колебаний, соберётся с духом и продолжит движение вперёд, исполненное радости избавления от балласта тщетных надежд и ложных обещаний. И тогда человечество, наконец, станет источником цели и направления жизни, поскольку жизнь сама по себе не имеет никакой цели и направления.

Таким образом, согласно Ницше, современный европейский нигилизм сделался критически важным снадобьем; прописываемый поражённым пессимизмом, он несёт смерть одним и жизнь другим.

Перед лицом такой дилеммы в чём заключается предназначение философии в целом и философии государства и права в частности? Касательно предназначения последнего Ницше ставит задачу формирования концепций и институтов, регулирующих человеческие отношения таким образом, чтобы содействовать триумфу пессимизма дионисийского типа и благодарному и мужественному принятию жизни, когда в ложных надеждах нет нужны. Для осуществления этого важного предназначения философ берет на себя двоякую миссию:

(а) Негативного характера:
Его задача – подвергнуть переоценке все до единой ценности нынешнего господствующего Декалога, честно и мужественно проанализировать их и разоблачить как пагубные и разрушительные для жизни.

Чтобы понять философию Ницше во всех её сокровенных глубинах и развеять предполагаемые несоответствия, которые многие находят в его работах, необходимо подчеркнуть следующее: Ницше утверждает, что рассматриваемые ценности должны быть уничтожены не потому, что они неистинны, но потому, что они не способствуют сохранению и развитию жизни. В своих работах Ницше сначала будто колеблется, но постепенно приходит к рьяному отстаиванию этого предположения: не может ли истина подчас вредить сохранению жизни, и потому от неё следует отказаться? Вне зависимости от того, насколько значительную ценность мы должны приписывать истине и бескорыстию, нам всё же нужно признать ещё большую ценность за внешней видимостью, обманом, эгоизмом, страстью - ценность, которая куда важнее и полезнее для развития жизни. «Ложность суждения еще не служит для нас возражением против суждения. Вопрос в том, насколько суждение споспешествует жизни, поддерживает жизнь, поддерживает вид, даже, возможно, способствует воспитанию вида; и мы решительно готовы утверждать, что самые ложные суждения – для нас самые необходимые» («По ту сторону добра и зла»).

Рассматривая с такой точки зрения господствующий табель ценностей нашей эпохи, мы видим, что он представляет собой плод труда людей, поражённых болезнью и декадансом, которые воспользовались им, дабы отчаянно уцепиться за жизнь. И иногда это оказывалось и в самом деле полезным, поскольку этот табель, ложность которого была невидимой, способствовал развитию жизни. Ныне, однако, современный табель ценностей неэффективен и совершенно бесполезен. Поскольку его ложь более не способна вводить человечество в заблуждение, табель этот утратил всю свою силу и действенность. На него более никто не полагается, и он стремительно становится всё более опасным, поскольку подталкивает людей к скептицизму и сомнению, а то и к разочарованию и пессимизму.

Задача философа - раз и навсегда низвергнуть это вероломный и пагубный табель и разъяснить, что жизнь верующего в Бога, верного долгу и стремящегося к совершенству праведника или философа, что ищет за ходом вещей скрытый смысл, - такая жизнь есть не что иное, как деятельность болезненных организмов и вырождающейся витальности.
Тем не менее, философ не должен останавливаться по достижению неблагодарной цели отрицания и разрушения. Его задача:

(б) Позитивного характера:
Он должен пройти через законченный нигилизм и, отвергнув ныне доминирующие ценности, воздвигнуть другие, посредством которых жизнь и вселенная станут не только оправданными, но также привлекательными и содержательными. С достойным подражания воодушевлением философ должен представить жизнь приемлемой - жизнь во всей её полноте и проявлениях, в равной степени с достоинствами и недостатками, хорошим и плохим, нравственным и безнравственным. Этого достаточно только в том случае, если такие антиномии придают жизни новый импульс, делают её более гармоничной и поднимают человечество на новые высоты. Здесь можно поставить следующую цель: постоянное и вечное стремление человечества реализовать новый тип, более сильный и стоящий на более высокой ступени, должно рассматриваться как очередной мост к очередному, ещё более совершенному типу. И так далее, до бесконечности, поскольку те высоты, каких может достичь человечество, не имеют конечной точки или предела.

Отсюда следует, что человеческие взаимоотношения, отношения между государством и его гражданами, а также обязательства в отношении человека и гражданские обязанности должны регулироваться в соответствии с целью и предназначением человечества.
***
Вышеприведённый обзор показывает, что философия Ницше подразделяется на два аспекта:

(а) негативный аспект, посредством которого Ницше низвергает господствующий табель ценностей;
(б) и позитивный аспект, согласно которому философ воздвигает новый табель с новой иерархией ценностей и новыми идеалами человечества, государства и общества.

Аналогичным образом можно объяснить и двоякий характер трудов Ницше: с одной стороны, сатира и сарказм, подлинно мефистофелевский смех, цинизм и негодование. Только такой тон уместен для трудов, изобилующих отрицанием и ниспровержением. С другой стороны, в работах Ницше мы находим ярко выраженную лиричность, пророческие строки, великую любовь, дионисийскую восторженность и радость подлинного творца.

Основная часть нашего исследования, к которой мы теперь переходим, будет развиваться следующим образом:

Во-первых, мы изучим негативную часть учения Ницше применительно к его философии государства и права. Мы увидим, как Ницше пытается показать, что ценности современного Декалога – в той мере, в какой последний относится к природе и предназначению человечества, семье, обществу, морали, государству и праву - представляют собой проявления декаданса, неизбежно ведущие к нигилизму, и потому их нужно отбросить. Ниспровергнув такие ценности, Ницше естественным образом подводит нас ко второй части своего учения, части позитивной, в которой он воздвигает новый, собственный табель ценностей, где закрепляется новое понимание человечества и универсума. Такое новое понимание растягивает границы жизни, чтобы она могла резонировать в унисон с реалиями сегодняшнего дня, открытыми для нас современной наукой. 

Резюмируя:

Мы кратко рассмотрели эпоху Ницше и её реалии, личность Ницше, влияние, которое на него оказал немецкий романтизм, Шопенгауэр и Рихард Вагнер. Открытие философом мира Древней Греции. Ниспровержение всего, во что он прежде верил, и его мучительный разрыв с религией, Шопенгауэром и Вагнером. Затем он обратился к греческому идеалу и, сопоставив этот идеал с состоянием современного человечества, обнаружил источник современного упадка в нынешнем табеле ценностей – плодов труда слабых и упадочных. И тогда он поставил перед собой двоякую задачу: низвергнуть этот табель ценностей и возвести вместо него другой, героически принимающий жизнь и реальность.

перевод: kapetan_zorbas
Tags: Ницше, Фридрих Ницше и философия государства и
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments