?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В предыдущих постах мной рассматривались шедевры древнегреческой литературы, что в своё время исполнялись декламаторами исключительно под музыкальный аккомпанемент. Собственно, почти весь корпус древнегреческой поэзии, содержащийся в современных антологиях в печатном виде, изначально представлял собой, по сути, песенный жанр. Потому неудивительно, что в процессе погружения в поэтические песни старины мне невольно начали приходить на ум песни современные, которые я в разные периоды своей жизни был счастлив слушать от авторов или даже исполнять на различных тусовках сам. Дабы немного разбавить освещаемый здесь поэтический массив периода архаики, попробую в самых общих чертах изложить личные впечатления от исполнительского искусства современных аэдов, чьё мастерство максимально отложилось в моей памяти.

1) 16 марта 1996 года, презентация альбома Jazz группы «Алиса»

Поскольку в моей семье музыкальные предпочтения всегда отдавались западному року, то первыми пластинками, услышанными мной в сознательном возрасте, были изданные «Мелодией» альбомы «Битлз» A Hard Day’s Night и Imagine Джона Леннона. Потому у меня просто не было выбора: с самого детства тот драйв, что присущ этому жанру музыки, стал видеться мне обязательным и необходимым компонентом музыки любой. Отечественная же рок-сцена отвязным тестостероновым импульсом – ключевым компонентом настоящей рок-музыки - слушателя не шибко баловала; лучшие её исполнители всегда тяготели скорее к флегматично-бардовскому формату. Потому случайно наткнувшись по телевизору на исполнение «Шабаша» я был натурально заворожён: никогда прежде мне не доводилось видеть отечественного исполнителя, для которого образ западной рок-звезды был бы столь естественным.
Презентация «Джаза» состоялась в поистине легендарной Горбушке – я и по сей день вспоминаю это занюханное ДК, что предоставляло в нищие 90-е сцену всем отечественным нищим же рокерам, и особенно туалеты этого заведения с содроганием. Поскольку мои одноклассники больше интересовались популярной в то время электроникой, то попутчиков мне на тот концерт найти не удалось. Родители категорически отказывались отпускать меня в столь злачное место одного, потому начинающему рок-фанату пришлось идти в унизительном сопровождении – с мамой. Которая, правда, не подкачала, вырядившись во всё имеющееся в доме кожаное. В результате картина получилась более-менее пристойная: как бы старшая сестра-фанатка тащит молодого щегла приобщиться к настоящей крутизне. Именно так это и расценили бывалые алисоманы женского пола, стайкой подкатив именно к маме (а не ко мне) в районе гардероба, очевидно приняв её за свою:

- Слы, подруга, есть помада на пять сек?

Мама безропотно вручила сей предмет косметики, который незамедлительно был использован не совсем традиционным способом: девицы по-быстрому намалевали помадой себе на щеках фирменный красный алисовский логотип и, поблагодарив за обретённую возможность нанести боевую раскраску, ломанулись за пивом.
Но не спешите обрушиваться на бухих малолеток, ибо в тот момент подобная непосредственность воспринималась как решённая наконец проблема отцов и детей. Даже «народ и партия» в те годы в Горбушке были и в самом деле едины: у чёрного входа в ДК мои безбилетные попутчики на следующем концерте «Алисы» встретили покуривавшую то ли администратора, то ли директора группы, которая сжалилась над пацанами и провела их на концерт сквозь охрану, не выпуская при этом из рук банку легендарного очаковского джин-тоника (коктейль «Евгений Анатольевич» для начинающих и «дядя Женя» для настоящих ценителей, что были с ним уже на «ты»). Если вдуматься, ситуация просто в духе вудстоково-шестидесятых: ты спокойно можешь обратиться к менеджеру известной на всю страну группы, и он тебя выручит.
Уникальным же этот концерт я считаю по той причине, что на нём «Алиса» (тогда ещё это была группа) продемонстрировала все грани своего мастерства, безукоризненно отыграв ряд нетипичных для неё песен, – нет, не в стиле «джаз», но скорее в стиле «шансон» (в смысле, городского романса, а не блатняка), – после чего концерт продолжился фирменными «боевиками». Эта разносторонность напоминала о лучших западных группах 70-х и лично меня сразила наповал.
В самом деле, невозможно поверить, что эти песни принадлежат одному автору, причём написаны в один и тот же период:
Необычность «Джаза» не только для творчества «Алисы», но и для всей тогдашней российской рок-сцены была отмечена не мной одним.
Это полоса МК, полностью отданная под рецензию на новый альбом «Алисы». Никогда больше творчество этой группы (впрочем, и почти всех остальных рокеров) не будет занимать целую страницу в самом популярном издании страны. К сожалению, мне удалось зацепить лишь один из последних ярких периодов в творчестве этого незаурядного коллектива. Впредь такой разноплановости будет всё меньше, а в «нулевых» Костян разгонит старых товарищей и с помощью приглашённых наёмников начнёт не особо изобретательно копировать Rammstein.

В России так и не сложился культ местных рок-легенд. С придыханием здесь относятся только к зарубежным «отцам», что не вполне справедливо: в России тоже умели играть рок. Вопреки всему. Характерный пример: альбом «Блокада», окончательно закрепивший за «Алисой» статус советской супер-группы и тираж которого по официальным данным превысил миллион экземпляров (так называемый «платиновый» статус), был записан в конце 80-х на единственно возможных тогда условиях - где-то в регионах на передвижной студии за пару дней. Для сравнения, зарубежные монстры за такой срок не всегда успевают просто расчехлить свою аппаратуру. Иными словами, в более благоприятных для рок-музыки условиях статус и уровень «Алисы» были бы на порядок выше. А фронтмен с таким сценическим умением приковывать к себе внимание публики (слово «харизма» в те времена ещё не было ходовым) гарантированно стал бы на Западе суперзвездой.
(Сохранившиеся у меня билеты разных лет. В наши дни в книжных магазинах можно найти шикарнейшие иллюстрированные издания о творчестве великих рокеров – с предметными свидетельствами эпохи, вроде фотокопий старых афиш, журнальных статей, флайеров и билетов. Интересно, что-то подобное будет когда-нибудь издано у нас? В случае чего рад буду безвозмездно предоставить свои скромные раритеты.)

Лучшая рок-музыка всегда была музыкой молодых, и у всех творческих личностей есть свой рабочий ресурс. Который постаревший Костян к началу «нулевых», на мой взгляд, практически полностью выработал. Отсюда и его навязчивое православие, что по прошествии времени видится мне лишь способом почерпнуть былое вдохновение. В лучшие годы «Алисы» оно черпалось из реальной борьбы с системой и, увы, наркотиков. С падением же системы и переходом на здоровый образ жизни, делающий рок-исполнителя, к сожалению, очень скучным, Кинчев выбрал новую стезю для проповедей – он никогда не был романтиком а-ля Маккартни, обольстителем а-ля Джаггер или флегматичным созерцателем а-ля Дилан; он всегда был проповедником, такова его суть. Но выбор этот, хоть и понятный, чисто художественно вышел чрезвычайно неудачным. Неудачным даже для тогдашнего меня и моих друзей – его горячих поклонников и студентов, бледных со взором горящим, которые при всём этом недоумённо переглянулись на концерте, заслышав рифму «Мы православные – йеее!». Это ни в коем случае не было оскорблением наших религиозных чувств или нашим ханжеством. Это было откровенным китчем со стороны исполнителя, что почувствовали очень многие из числа его фанатов. Их недоумению и адресованы следующие строки Кинчева:

Я знаю сам, зачем иду по земле,
С кем мне легче дышать.
Кому служить. С кем жить. Кого не любить.
А кого уважать.

А если тебе не по сердцу мой путь,
Выбери свой или выбери с кем.
А мне по барабану вся эта муть,
Я не червонец, чтобы нравиться всем.

Что ж, исчерпывающе откровенно и вполне по-рокерски, что я оценил. Но дальше начался совсем уж гротеск: как-то раз я заглянул на его концерт прямо с лекции о современных (и, естественно, дико прогрессивных) греческих поэтах, где от души повеселился по поводу творчества одного из них, талантливо срифмовавшего «фашисты» с «коммунисты»; прихожу я, значит, после этого на рок-концерт любимого отечественного исполнителя, а он мне со сцены с той же незамутненностью рифмует «басурман» и «славян». Это уже было совсем не смешно, и я воспользовался своим правом выбрать тот самый свой путь и более не интересоваться новым витком творчества Кинчева.

В итоге этот источник творческой энергии не принёс Костяну существенных плодов: ничего по-настоящему яркого и самобытного, как некогда прежде, он более не сочинил. Но некий драйв не оставлял его и в пору «воцерковлённости» - насколько мне известно, «Алиса», да ещё «ДДТ», это единственные популярные коллективы, что в тучные «нулевые» отказывались играть на приносящих тогда гигантские деньги корпоративах, коими не брезговали так называемые «настоящие» западные рок-звёзды, приватно развлекавшие высший менеджмент отечественных нефтяников.

Я никогда не жёг чужих городов,
А свои не берёг.
Я никогда не пел для сытых углов,
Пел для пыльных дорог.

Всё так. И в наше меркантильное время в этом больше рок-н-ролла, чем в любом перегруженном дисторшном риффе. И, несмотря на моё уже давнее равнодушие к продолжающимся попыткам  Костяна сделать что-то стоящее, я чрезвычайно рад тому, что некогда имел возможность неоднократно лицезреть настоящую рок-звезду в полном смысле этого слова и лучшего фронтмена отечественной рок-сцены на вершине его исполнительского мастерства. Это было действительно круто. Аминь.
(«Алиса» в 90-е. Представляете, каково это? Пробраться сквозь толчею потных тел, чтобы сделать на самую обыкновенную «мыльницу» пару более-менее пристойных кадров.)

2) 21 ноября 1998 года, концерт Deep Purple в «Олимпийском»

Несмотря на случившийся в августе 98-го дефолт, именно начиная  с этого года в Москву стали массово заезжать рок-звёзды первой величины. Эпохальные выступления Rolling Stones в Лужниках и Depeche Mode в «Олимпийском» я пропустил, проходя студенческую практику в Греции. Deep Purple в этом ряду смотрелись, конечно, поскромнее, поскольку их работы давно уже не покоряли вершин хит-парадов по всему миру, однако группу такого масштаба мне прежде живьём видеть не доводилось, потому и ныне я вспоминаю этот концерт с большой теплотой.

Несмотря на давно уже прошедший пик популярности, Deep Purple легко собрали полный «Олимпийский» - тут сказывается любопытный феномен, корнями уходящий во времена СССР, когда эта группа здесь считалась величиной, равной самым крутым исполнителям на планете, что, конечно, не соответствовало действительности. Но советских и российских меломанов это отнюдь не смущало: еще в 90-е я слышал байки про самые настоящие драки между древними поклонниками рока на предмет того, кто круче: Гиллан или Плант, Блэкмор или Пейдж, Пейс или Бонэм. Партер в «Олимпийском» преимущественно и был забит такими колоритными дядьками в косухах, с огромным пивным животом и обязательным хайером, часто разбавленным солидной плешью.

Можно, конечно, издеваться над нелепостью старых фанатов, что всегда и делает следующее за ними поколение (почему-то считающее, что вот оно-то уж точно не будет высмеяно не менее самоуверенными потомками), но это не отменяет того факта, что Deep Purple и в самом деле отличная группа с кучей отличнейших песен. Учитывая же, что до этого я видел на сцене практически одних только отечественных исполнителей, разница в классе тогда отчётливо бросилась мне в глаза, вернее, в уши. Собственно, после этого концерта я всё реже навещал российских рок-героев, а всё больше тех, кто попросту профессиональнее делал своё дело.
Не знаю, даёт ли представление сохранившееся видео этого концерта о том, насколько круче Deep Purple выглядели по сравнению со всеми отечественными рок-исполнителями. Гиллан здесь уже еле поёт – сказывается операция на голосовых связках, да и просто возраст. Но соло ныне покойного Джона Лорда (его можно послушать с 16:50 на видео выше), на мой взгляд, и сейчас производит сильное впечатление. Помню, как меня здорово поразило не только его мастерство, но и внешний вид – за органом и синтезаторами словно и в самом деле стоял настоящий лорд.

Поразила меня ещё и простота этих парней. Пока я бесился в танцевальном партере, на трибунах сидел друг нашей семьи, который по окончании концерта предложил мне заглянуть за кулисы и «поболтать с ребятами». Но вид этого типичного старого фаната (см. описание выше), к тому же основательно нетрезвого, наводил на мысли о каком-то пьяном гоне – дескать, где ты и где эти небожители, чего выпендриваешься (старые фанаты всегда любили подчёркивать свои мощнейшие и часто не существующие связи). В общем, никуда я не пошёл, а он пошёл – как потом оказалось, делать с ними официальное интервью. Это стало мне хорошим уроком не оценивать людей по сложившимся в их отношении стереотипам. Но я ничуть не переживал из-за несостоявшейся встречи с «ребятами». Вот кого бы из меня точно никогда не получилось, так это интервьюера, поскольку я просто не представляю, о чём бы я мог спросить людей, к тому моменту 30 лет выслушивающих типовые послеконцертные вопросы. Да и вопросов у меня ни к ним, ни к каким-либо иным музыкантам, классно отыгравшим своё выступление, не возникало никогда. Всё, что я мог бы сказать, я и так выразил по ходу концерта аплодисментами.

Время окончательно рассудило давний местный спор, кто круче: за воссоединение Led Zeppelin 10 лет назад продюсеры предлагали группе чуть ли не миллиард долларов за мировой тур, прикинув, что даже при таком гонораре прибыль бы всё окупила. А Deep Purple тем временем гастролировали по российским регионам. Многие по этому поводу презрительно цедят «докатились», но только не я. На мой взгляд, привезти, например, в Белгород, утопавший в дыму сигарет с ментолом, песни, взрывавшие мировые чарты в конце 60-х - начале 70-х (т.е. в эпоху самой сильной конкуренции в этом жанре), это большое дело, что осчастливило немало людей. Пусть сама группа и стилистически застряла намертво в том славном периоде, шлака, слушать который было бы просто стыдно, она не делала никогда. И лично я никогда не устану благодарить этих ребят за массу доставленных мне самых приятных впечатлений.
(билеты на концерты Deep Purple в Москве в 1998-м и 2000-м году)

3) 24 февраля 2001 года, Marilyn Manson в «Олимпийском»

На моей памяти то был первый визит в Россию всемирно известного исполнителя, находящегося на пике славы и чьи альбомы в то время неизменно занимали вершины международных хит-парадов. Первый блин, правда, вышел отчасти комом: намеченный на 23 февраля концерт пришлось перенести на сутки в связи с погодными условиями, из-за которых самолёт с аппаратурой Мэнсона не смог вовремя добраться в столицу. Как сейчас помню вытягивающиеся лица людей на станции «Проспект мира», что вырядились будто на Хэллоуин (а некоторые ещё и накачались разного рода веществами), а им тут по громкоговорителю говорят «приходите завтра». Сам же Мэнсон отправился тусить по московским клубам, где мои друганы видели его коротающим время с Харрисоном Фордом, который приехал в столицу в связи со съёмками фильма «К-19», – начало «нулевых» было весьма демократичным периодом и в плане ночных клубов, и оказаться рядом с западными суперзвёздами тогда мог почти любой человек с улицы, разве что не в спорткостюме.

На следующий день концерт всё же состоялся, но отечественная традиционно хреновая организация запуска зрителей привела к тому, что слушателям пришлось изрядное время проторчать на морозе. Особенно тяжко пришлось девушкам, что пришли на концерт в основательно драных колготках (дань уважения сценическому имиджу Мэнсона) – очень скоро кожа в этих дырках приобрела отчётливый морозно-синий оттенок. А бродившие среди толпы священники с кадилами, громко призывающие к покаянию и игнору этого сатаниста, лишь усиливали впечатления какого-то безумного карнавала.

Далее любопытный документ эпохи. Почему-то для репортажа о московском концерте в качестве отечественных «экспертов» были приглашены не музыкальные критики, а весьма специфические персонажи, вроде Дугина или бывшей жены Лимонова.
(обратим внимание на предельно адекватное на фоне этого пафосного многоголосья мнение американца, привычного к обилию на эстраде разного рода фриков)

Одним из информационных партн ёров этого действа было популярное в те годы радио «Ультра», делегировавшее на открытие концерта свою ведущую, широко известную как Раиса Ивановна. Перед разгорячёнными фанатами на сцене вдруг появилась типично советская тётенька с папкой в руках, что торжественно зачитала: «А сейчас выступает лауреат международных конкурсов и заслуженный мастер трэш-металлического угара Мэрилин Мэнсон и его вокально-инструментальный ансамбль». И «Олимпийский» натурально взоржал – Хэллоуин и рок-концерты в первую (и любую другую) очередь устраиваются веселья ради, чего многомудрые и вечно хмурые старпёры никогда не могли понять, выискивая в этом какие-то навороченные смыслы.

Поп-тренды стремительно меняются: в 2001-м эпатажа Мэнсона было достаточно, чтобы покорить мир. Но после того, как он проделал на сцене буквально всё (от демонстрации члена и задницы до имитации секса), и обнаружилось, что это потолок, ибо ничего более вызывающего на сцене сделать уже немыслимо, его популярность резко пошла на спад, поскольку строго музыкантом он не был никогда. Но тогдашний его концерт в зените славы меня, ещё не привыкшего к таким перформансам, впечатлил изрядно.
Безотносительно музыкальных достоинств этой песни, нельзя не отметить, что её «месседж» чрезвычайно ярок: на фоне псевдо-нацистских символов на трибуне в деловом костюме предстаёт невероятно отталкивающее существо (специально отталкивающее, что важно), что рвёт библию вместо того, чтобы на ней присягать, и нарочито болтается словно марионетка в чьих-то невидимых руках. На московском шоу по обе стороны этой трибуны стояли два внушительного вида омоновца с дубинками в руках, ещё более усиливая и без того явный социальный подтекст.

Ныне Мэнсон, с тех пор изрядно поднадоевший своим имиджем и более не отметившись сильными с музыкальной точки зрения материалами, со стадионов и спорткомплексов перекочевал в заштатные клубы. Америка, Россия и весь мир благополучно пережили нашествие этого антихриста, а речи премудрых «экспертов» оказались просто глупостью – как и положено в случае с любой глупостью, произнесённой с очень серьёзным и умным выражением лица. Никакая молодёжь никуда за этим очередным скоморохом, распевающим срамные песни, не пошла – на том концерте я видел вокруг себя преимущественно студентов (и студенток, особо радостно взвизгивавших при обнажении Мэнсоном своего причиндала – что тоже в традиции скоморохов и юродивых), которым отчаянно хотелось казаться плохими парнями. Но на самом-то деле по-настоящему плохие парни и асоциальные элементы в нашей стране всегда отдавали предпочтение песням про тяжёлую долю воровскую, хард-рок полностью игнорируя. А те взбудораженные пиписькой Мэнсона студентки сейчас, скорее всего, нянчат своих детей, наверняка сетуя на упадок нравственных ценностей в обществе.

А приятным бонусом после этого карнавала для меня и моих тогдашних спутников были полученные на халяву фирменные майки, нераспроданный остаток которых персонал Мэнсона просто раздал на улице всем желающим.

4) 16 сентября 2001 года, концерт Depeche Mode в «Олимпийском»

Наряду с Deep Purple «Депеши» также могут называться народной русской группой, куда более популярной здесь, нежели на своей родине. Чем именно так полюбились нашим соотечественникам Дэйв с Мартином – на этот вопрос у меня нет однозначного ответа, потому скажу лишь за себя: в лице Depeche Mode я в те годы видел нечастый для популярной группы пример непрекращающегося развития. Поищите в YouTube самые первые хиты этого коллектива (наивно-подростковые песенки) и сравните их, например, с величественным звуковым полотном In Your Room 1993-го года. На мой взгляд, столь качественный скачок от нехитрых мелодий для школьников до внежанровой музыки самого высокого уровня, причём проделанный всего за 10 лет, удавался лишь Beatles.
(адекватных видеоматериалов московского концерта не сохранилось, потому привожу официальную парижскую версию того тура – с теми же декорациями и аранжировками)

Билеты в партер на московский концерт тогда стоили по номиналу 2000 рублей или 70 долларов – немалая сумма для пост-кризисной России (в те годы за 200 долларов я снимал в Москве однушку), а для молодняка особенно. Но «депешистов» этим было не остановить – я лично знавал нескольких ребят, что по такому поводу влезали в долги, - и «Олимпийский» был забит под завязку.
Фотографии сделаны на всю ту же старую верную мыльницу. Правда, спустя два дня, на питерском концерте, где зал был поменьше, да и народ не столь фанатичен. В Москве на такое расстояние я бы к группе подлезть не смог.
Не-москвичи регулярно жалуются на высасывающую из страны все соки столицу, в чём есть доля истины, но часто забывают, сколь высокую цену приходится платить за столичную жизнь самим москвичам. Через два дня «Депеши» выступали в Питере: билеты в тот же партер меньшего по размеру спорткомплекса стоили 500 рублей, т.е. ровно в 4 раза дешевле. Поскольку ставка концертирующей группы обычно неизменна, столь внушительную разницу приходится приписать алчности московских организаторов, смекнувшись, что на «Депешей» народ выложит все свои кровные. Такой вот территориальный налог на «богатеньких» любителей музыки.
Московский концерт также был моей первой встречей с очередной незаурядной группой, а первые встречи всегда ярче врезаются в память. К тому же, как и в случае с «Алисой», мне ещё и повезло застать великую группу на последнем витке её творческих экспериментов – на следующих альбомах и соответствующих турах Depeche Mode уже застынут в рамках наработанных ими же самими приёмов и более из зоны своего комфорта выходить не будут. Хотя до сих их концерты – идеальный вариант для похода с девушкой, когда удовольствие гарантированно получат оба, что редкость для популярной музыки, обычно строго расчерченной по половому признаку – песни для мальчиков и песни для девочек.
Это, пожалуй, последний крупный хит группы, который и по сей день крутят радиостанции, на который продолжают делать кавер-версии другие коллективы или исполняют уличные музыканты. Но в 2001-м году казалось, что потенциал «Депешей» далеко ещё не исчерпан, особенно глядя на фонтанирующего энергией фронтмена, чей низкий и глубокий, по-настоящему мужской вокал в лучшие годы этой группы действительно брал за живое. Если бы судьба предложила мне стать рок-вокалистом, то я бы предпочёл обладать проникновенным голосом Дэйва.

5) 29 мая 2002 года, концерт Роджера Уотерса в «Олимпийском»

Как и многие другие вкусы и предпочтения, любовь к Pink Floyd, чьи песни я слышал в нашей квартире с самого раннего детства, передалась мне по наследству. Потому я просто не мог не подхватить эстафету у родителей, которым посчастливилось попасть на выступление этой группы в «Олимпийском» в 1989-м году (старожилы утверждают, что то был лучший концерт какого-либо западного исполнителя на территории СССР), и в дни госэкзаменов и защиты диплома, выходя, так сказать, во взрослую жизнь, я заглянул на первый в России концерт отколовшегося «флойда», одного из самых важных для творчества этой группы.

Роджер в своё время жаловался на бывших коллег, отсудивших у него право выступать под знаменитым брендом, что, дескать, это уже не группа, а сборище сессионных музыкантов – но всё то же самое можно было сказать и про его тур In the Flesh, с которым он приехал в Россию. То была попытка сымитировать прежних Pink Floyd, с летающими свиньями, характерным видеорядом, голосистыми тётками на подпевках и самим Роджером, бряцавшим то на акустике, то на басу и уступавшим самые сложные вокальные партии другим музыкантам. Со временем мне стало гораздо ближе сольное творчество его заклятого друга Гилмора, который в куда меньшей степени эксплуатировал имидж Pink Floyd и отметился парой действительно блистательных сольных работ. Но Дэйв – музыкант, тогда как Роджер – скорее из числа рок-н-рольных проповедников. Видимо, искушение сценой и большим количеством восторженно внимающих тебе слушателей для некоторых слишком велико и побуждает чувствовать себя уже не просто исполнителем, а духовным пастырем и гуру.

Но все эти соображения пришли ко мне много позже, а тем майским вечером неискушенному меломану вполне могло показаться, что в Москве десантировались те самые знаменитые Pink Floyd. Помимо безукоризненного сет-листа, стильного сценического оформления и музыкантов, своей слаженностью напоминавших швейцарские часы, мне особо запомнился звук. Многие особо придирчивые граждане отказываются ходить на концерты в «Олимпийский», утверждая, что этот, по сути, огромный ангар не позволяет нормально расслышать все оттенки исполняемой в его стенах музыки. В этом заявлении немало справедливого, и я сам не раз отмечал, что звук там действительно здорово «гуляет» - на одном из концертов «Металлики», например, я довольно долго бродил по партеру в поисках оптимального для прослушивания места. Но, учитывая настоящую одержимость «флойдов» звуком, звукорежиссёры из команды Уотерса сделали буквально невозможное: столь чистый звук, позволяющий расслышать чуть ли не каждую ноту каждого инструмента, я впредь встречал, наверное, только в камерной обстановке клубов.

В тот вечер наследие великой группы раскрылось передо мной совершенно с другой стороны: конечно, я был в восторге услышать живьём все их основные хиты с самых известных альбомов 70-х, но не следует забывать, что громкая слава пришла к Pink Floyd задолго до Dark Side of the Moon – то были пионеры музыкального авангарда ещё в психоделические 60-е, и тем майским вечером Роджер не преминул об этом напомнить, сыграв в гораздо более цельной аранжировке композицию 1968-го года (на YouTube удалось найти лишь версию от 2006-го года, четырьмя годами старше, но поверьте, что вариант от 2002-го звучал ещё круче):
Монотонно-гипнотизирующий акустический мотив, сменяемый духовым соло с ярко выраженным налётом инфернальности (с 2:44 на видео) – всё это рождает целую бездну самых разных зрительных образов; лично у меня в эти моменты перед глазами встают отдельные кадры из фильма «Сердце Ангела», сопровождаемого схожими адскими духовыми. Громкость композиции постепенно повышается, в ход вступает ревущая гитара – и крещендо-взрыв. «Мурашки по коже» - избитый штамп, вроде «я в шоке», когда на деле у говорящего нет ни мурашек, ни шока. Но свои ощущения от этой композиции тем вечером я просто не могу передать иными словами – те самые мурашки по моей коже действительно бегали. И этого не забыть.
(самые статусные исполнители в рамках своего очередного тура давно уже выпускают так называемые программки, хотя на деле это самые настоящие книги, порой напоминающие искусствоведческие альбомы; здесь я привожу страницы из книги, посвящённой туру Роджера от 2010 года )

6) 14 ноября 2002 года, Роберт Плант в «Олимпийском»

Московские афиши тогда поясняли: это голос Led Zeppelin. Некоторые ухищрения рекламщиков находятся за гранью моего понимания: тот, кто знает, кто такой Роберт Плант, в этом пояснении не нуждается, тот же, кто не знает, не будет тратиться на концерт не пойми кого.

Это явление рок-звезды 70-х здорово отличалось от концертов Deep Purple или Уотерса, чьи лучшие годы, увы, остались в тех самых 70-х. В случае с Плантом та жажда саморазвития, что некогда была присуща «Депешам» и некоторым другим исполнителям из моего списка, пожалуй, и поныне является определяющим штрихом творчества экс-вокалиста легендарных «Зеппелинов». В наше время все мало-мальски заметные группы забились по своим нишам, твёрдо придерживаясь наработанных приёмов. Можно быть точно уверенным, что будет представлять собой новый альбом Маккартни или «Стоунз», «Металлики» или «Радиохэд». Но что именно предложит даже нынешний 70-летний Роберт - каверы песен его юности? хард-рок? фолк? этно? – по-прежнему не может предсказать никто.

В Москву тогда Плант приехал в рамках раскрутки Dreamland, признанного альбомом года влиятельным в ту пору музыкальным журналом Play, причем поражены были и сами молодые и продвинутые рецензенты – дескать, на дворе XXI век, но лучшим диском года мы считаем работу рок-динозавра из далёкого прошлого. Популярные песни 60-х плюс пара треков собственного сочинения, но всё это было подано под соусом совершенно безумных аранжировок. Вот с такой версии Hey Joe Роберт начал тот московский концерт (адекватных видеоматериалов тут не сохранилось, потому предлагаю максимально аналогичное по дате и звучанию видео, найденное в Сети):
В комментариях к этому видео общественность возмущается натуральным убийством одного из самых известных рок-хитов всех времён и вопрошает, на каких веществах сидел Роберт, придумывая такую версию. Но в этом и заключается суть Планта-исполнителя: никогда не становиться пленником какого-то одного жанра. Многим памятно его нежелание исполнять после распада «Зеппелинов» Stairway to Heaven, да и другие самые яркие хиты из репертуара его прошлой группы, что сделала его суперзвездой. Это очень редкий случай, обычно наоборот: бывшие участники знаменитых коллективов нередко судятся друг с другом за общее творческое наследие. В том же ключе и отказ Планта от воссоединения с Led Zeppelin после фантастического разового концерта с этой группой в 2007 году – Роберт предпочёл сосредоточиться на работе со скрипачкой и кантри-певицей Элисон Краусс, за что собрал целую россыпь престижных музыкальных наград. Плант с самого начала своей сольной карьеры всегда старался подчеркнуть, что он и без Led Zeppelin вполне себе самостоятельная величина, знающая себе цену и считающая себя вправе на абсолютно любые музыкальные эксперименты. Подобные амбиции присущи всем участникам распавшихся на пике славы групп, но вот оправдываются они лишь у очень немногих. Сольная же карьера Роберта и его упорное нежелание оставаться под сенью бывшей группы (при всей возможной финансовой выгоде такого положения) доказывает, что он не затерялся бы и без «Зепеллинов». Того же мнения придерживался и Джимми Пейдж, некогда нашедший вокалиста для своей будущей великой группы – в какой-то английской дыре (на сцене бирмингемского образовательного колледжа) – и следующим образом описавший свои впечатления от этой встречи: «Я тогда подумал, что у него, наверное, тяжёлый характер и с ним невозможно работать. Я просто не мог найти иной причины, почему он до сих пор не стал знаменитостью».

Потому в Москве песен из репертуара «Лед Зеппелин» было немного, от силы треть. Но каждую такую публика, пусть и понимающая творческое кредо Планта, встречала с особенной теплотой:
Общим же впечатлением было: магия, головокружительная и очень вкусная смесь из тьмы стилей и направлений, совершенно нешаблонный подход к рок-музыке в исполнении супер-профессиональных музыкантов и привычно царственно держащегося среди них «отца». Но ближе к финалу Роберт всё-таки сжалился над древними фанатами, и финал выступления не способно передать ни одно видео: когда группа начала наигрывать негромкий акустический блюз You Need Love, который сменился резким взрывом зеппелиновской Whole Lotta Love. С залом в тот момент случилось настоящее помешательство. Как сейчас помню вскочившего передо мной типичного олдскульного фаната (чья внешность уже описана выше), который начал биться в столь сильном экстазе, что окружающие даже прихватили его за руки, ибо он сильно рисковал рухнуть со всей верхотуры трибун спорткомплекса. Громовые раскаты под сводами «Олимпийского» величайшего риффа в истории рок-музыки – одна из причин, почему этот концерт запомнился мне больше многих других.

Profile

kapetan_zorbas
kapetan_zorbas

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner