?

Log in

No account? Create an account

Next Entry

Этот журнал, как следует из его названия, будет посвящен творчеству классика новогреческой литературы Никоса Казандзакиса.

Я не предполагаю касаться здесь биографических вех и творческого пути писателя – в такого рода материалах в Рунете нет недостатка: это и Википедия, и несколько тематических сообществ, например, «Международное сообщество друзей Никоса Казандзакиса»; время от времени центры эллинистики проводят обзорные конференции, материалы которых также находятся в свободном доступе. А вот чего действительно мало, так это работ самого Казандзакиса и интересных литературоведческих статей, предназначенных для уже подготовленного читателя. В данном журнале будет предпринята скромная попытка по возможности исправить эту парадоксальную ситуацию.

Парадоксальную? Именно так, ведь хотя исторически Россия и Греция соединены чрезвычайно сильными культурными связями, сегодня новогреческой литературой интересуются практически только выпускники специализированных факультетов – по долгу службы, так сказать. Зайдите в любой книжный магазин, посмотрите на рейтинг продаж художественной прозы: нетрудно заметить, что читающая публика отнюдь не зашорена в своих вкусах, и, помимо российских авторов, время от времени в топ выходят писатели из самых экзотических стран, их произведения пользуются широким спросом, обсуждаются и переиздаются. А вот Греции отчего-то не повезло. Редким примером популяризации греческого автора не из географических, а из чисто эстетических соображений, служат переводы И.Бродским К.Кавафиса. Но большинство российских читателей при словосочетании “греческая литература” вспомнит о Гомере и Эзопе, кое-кто, может быть, – об “отце трагедии” Эсхиле и его преемнике Софокле. Кто-то обмолвится о классиках поэзии, таких как Алкей или Сафо. Однако бытует мнение, что с началом новой эры, т.е. с падением древнегреческой цивилизации, литературы Греции как бы не существует. Это не так. И хотя новогреческая литература, уходящая корнями не только в античность, но и к богатейшему пласту литературы Византии, молода – ей меньше двухсот лет – она уже успела дать миру двух нобелевских лауреатов. Человеком же, поднявшим писательский уровень своей страны на совершенно недосягаемую высоту, стал именно Никос Казандзакис.

В этом журнале периодически будут выкладываться прежде не переводившиеся материалы зарубежных исследователей Казандзакиса, тексты самого писателя, а также мои собственные заметки по теме с целью популяризации творчества Казандзакиса в Рунете. В свое время, изучая материалы зарубежных (преимущественно американских) литературоведов, я поразился тому, что их интерес к Казандзакису был обусловлен вовсе не «местечковостью» (грек пишет о греке), но именно масштабом Казандзакиса как писателя мирового уровня. В этих статьях, помимо прочего, проводились параллели с Борхесом и Ренаном, анализировалось влияние на писателя Фрейда и Юнга... Словом, именно такого рода материалов, на мой взгляд, и не хватает в российской литературной среде.

Иллюстрируя свою мысль, приведу заметку Мартина Скорсезе, изданную в сборнике «Scandalizing Jesus?», который был выпущен в честь 50-летия англоязычной публикации романа «Последнее искушение» под редакцией крупного исследователя творчества Казандзакиса Д.Миддлтона. Мартин Скорсезе, конечно, видный режиссер, но вряд ли его можно назвать высоколобым интеллектуалом – в историю кино он вошел скорее как автор гангстерских картин. Если провести параллели с Россией, то попробуйте представить, что нижеследующая статья написана, например, Алексеем Балабановым. Тот факт, что, живя в другом полушарии, Скорсезе между делом прочитал роман Казандзакиса, полюбил этот роман и тут же решил экранизировать, говорит о том, насколько известен и раскручен писатель в «бездуховных» США. И уж почти невозможно представить, чтобы современный российский режиссер (да не имеющий греческих корней) взялся бы экранизировать какого-либо новогреческого писателя, а если б такое все же случилось, его бы просто не поняли, и никаких денег на фильм он бы отродясь не получил. В этом и заключается парадокс: при очень плотных культурных контактах с Грецией, Россия в лице ее широкой читающей публики почти не знакома с творчеством, на мой взгляд, самого талантливого и яркого новогреческого писателя, имеющего мировую известность. Кардинально исправить эту ситуацию наверно уже никогда не удастся, но чуть-чуть изменить ее в лучшую сторону – задача возможная, и именно ей посвящен мой журнал.

Мартин Скорсезе
Заново проникаясь Казандзакисом
(перевод с английского – kapetan_zorbas)


Прочитать роман Никоса Казандзакиса мне посоветовала мой друг Барбара Херши. Впервые она упомянула об этой книге в Арканзасе, когда мы снимали мой фильм «Берта по прозвищу «Товарный вагон», а затем снова завела о ней разговор в Лос-Анджелесе. Мне никогда ее не отблагодарить. Я довольно долго читал эту книгу, и, как я всегда поступаю, когда книга мне интересна, начал делать пометки. Я быстро понял, что хочу снять фильм по «Последнему искушению Христа». В юности я мечтал снять историю о Христе, разворачивающуюся в атмосфере современности – если быть точным, в центре Нью-Йорка. Когда я увидел «Евангелие от Матфея» Пазолини (1964), я ощутил, что он, по сути, снял фильм под современность: пусть сюжет «Евангелия» и разворачивался в эпоху жизни Иисуса на земле, но ощущалось это абсолютно современно, от подбора актеров до музыки. Когда я читал роман Казандзакиса, с его великолепным языком и неутомимым ищущим духом – с этой интонацией, и такой искренней, и такой нежной – я почувствовал, что нашел иной способ приблизиться к Христу. Отталкиваясь не от Евангелий, но от романа, который попытался заострить внимание на главном конфликте Его короткой жизни: где заканчивалось Его человеческое и начиналось Его божественное? Казандзакис понял нечто такое, что мало кто так остро осознавал в произведении искусства, будь то роман или фильм. Он понял, что Иисус наверняка чувствовал не меньший долг перед своей человеческой природой, – долг прожить свою жизнь как человек в том виде, как мы ее понимаем, – чем долг перед своей божественной природой. Иисуса часто изображают безмятежным, отчасти похожим на Сиддхартху. В фильме Пазолини он часто гневается; Нагорная Проповедь в этом фильме произносится как пламенный призыв к оружию. Но в романе Казандзакиса Иисус не столько образ, сколько невероятно сложная личность – иногда он безмятежен, иногда разгневан. Но всегда – борющийся. Возможно даже растерянный, как бывает растерян любой из нас, когда перед нами встают вопросы: кто мы и что нас ждет; или когда нам являются интуитивные догадки о том, чему мы хотим посвятить свою жизнь, – догадки, вспыхивающие внутри нас подобно искре. Мы не знаем, куда они нас приведут, мы их до конца не понимаем, но знаем, что должны их осуществить и довести до конца. Я вспоминаю замечание Стэнли Кубрика: когда делаешь фильм или любое другое произведение искусства, нужно сохранять первоначальную искру. Вот что такое жизнь, как мне кажется. И таким был путь Иисуса, как блестяще это предположил Казандзакис. Я всегда считал, что если Иисус снова бы появился среди нас, Он бы жил рядом с проститутками, наркоманами, нищенками. Он бы пытался исправить мир, каждую душу в отдельности. И наверняка многие из нас смеялись бы, насмехались бы над Ним. Мы были бы недовольны, если б кто-то стал привлекать наше внимание к окружающим нас страданиям, требуя не отводить взор. И Он бы страдал. В романе Казандзакиса я обнаружил огромное желание провести связь между нашим настоящим и настоящим Иисуса, сделать нас ближе к Нему, а Его к нам. На создание фильма «Последнее искушение Христа» ушло много лет и уйма усилий. Эту историю не стоит повторять – большая часть подробностей были в свое время описаны исчерпывающим образом. Но в итоге, несмотря на все трудности, связанные не только со съемками фильма, но и с шумихой, последовавшей за его выходом на экраны; несмотря на то, что мы были вынуждены снимать при маленьком бюджете и спешить с монтажом – несмотря на всё это, я считаю, что наш фильм сохранил дух книги Казандзакиса. Многие обвиняли меня в том, что этим фильмом я нападаю на веру, нападаю на религию – как обвиняли и самого Казандзакиса. Как будто вера и религия такие хлипкие вещи. Как будто образ Христа не мог вынести интерпретации. Если бы Христос сошел бы сегодня на землю, Он был бы не больше и не меньше, как один из нас. Он и есть один из нас. Когда вы видите, что кто-то помогает тому, кто слабее, то вы видите перед собой Его пример. Прощение и сострадание – это лучшее, что мы можем ожидать от себя, и лучшее, что мы можем ожидать от других. И это Казандзакис помог мне понять, что учение Христа является вечным, радикально новым. Вот что он подарил мне своим «Последним искушением».

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
(Anonymous)
Oct. 19th, 2012 08:52 am (UTC)
Случайно наткнулся на этот журнал. Полностью поддерживаю автора, что романы Казандзакиса не шибко сильно известны в русскоязычной среде, незаслуженно мало известны. Сам смог найти и прочесть лишь "Грека Зорбу" и "Последние искушение". Считаю, чем больше информации о писателе будет появляться на просторах интернета - тем шире станет круг читателей этого самобытного греческого писателя.
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

kapetan_zorbas
kapetan_zorbas

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner